Разговор. Вадим Дуда.

01.11.2017
Текст: Екатерина Врублевская

Главный редактор It book Екатерина Врублевская и директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы Вадим Дуда поговорили о важном. Практическая сторона вопроса – эффективность работы современной библиотеки и ее пространство. Романтическая – бумажная книга, хорошие времена и большие надежды.

Вадим, если вбить Ваши имя и фамилию в поисковиках, с десяток первых материалов по теме будут воинствующе-обличительного характера. Большинство из них связаны со знаменитым скандалом и петицией. Сегодня говорить об этом мы не будем, на мой взгляд, на все возможные вопросы Вы уже дали исчерпывающие ответы и продолжение разговора будет похоже на размазывание грязи по стеклу. Как кажется лично Вам, ситуация разрешена или вы все еще находитесь в зоне конфликта?

Есть такое прекрасное высказывание - “истинное лицо человека ты сможешь увидеть, когда лишишь его выгоды”. Мало, что можно добавить. Конфликт… Я не очень понимаю, кто является сторонами конфликта. Можно назвать конкретных людей и их претензии ко мне? С моей стороны все крайне просто. Я искренне считаю, что библиотека может использовать в своей работе исключительно честные, законные и прозрачные методы. Других претензий нет. Но многим это не нравится, и находятся различные зловещие трактовки тех или иных событий. По сути - объяснение очень простое: пропала выгода, появилось много недовольства. В общем, скажу так: если вам кто-то слишком настойчиво, с позиций высоких материй и эмоций, говорит про убийство культуры или политический произвол, подумайте о том, что туда было бы неплохо выслать аудиторов.

По моему глубокому убеждению, после катастрофической нехватки денег вторая главная проблема очень многих культурных институций и учреждений в России – это косность взглядов людей, которые там работают. Советскую монотонность и шиканье на посетителей победить очень сложно. При этом иностранка всегда была очень прогрессивным местом. Как, по Вашему мнению, соблюдать баланс и не переступать тонкой грани между преемственностью и уважением к традициям и внедрением новых технологий? И считаете ли вы, что вам как руководителю это удается?

Здесь все проще. Косность - это не про «Иностранку». Ее мало в нашем коде ДНК. Прекрасный коллектив, который чувствует необходимость перемен и не даст при этом забыть историю, традиции, великих людей, имеющих отношение к библиотеке. Прежде всего - ее основательницы, Маргариты Рудомино. «Иностранка» всегда задавала тон прогресса, инноваций, новых моделей работы, поэтому дух творчества, дух “возмутителей спокойствия” нам очень свойственен, очень легко найти единомышленников для хороших дел. Удивительно, что люди, проработавшие в библиотеке несколько десятков лет, очень открыты для перемен, тонко чувствуют веяния времени. Не знаю, насколько мне, как руководителю, удается найти правильный баланс - время покажет, но коллективу это точно удается с замечательной точностью.

В одном из интервью с большим удивлением прочитала, что в числе претензий к Вам сотрудники библиотеки предъявляют стремление к эффективности. Давайте разберемся с терминами. Что для вас эффективная работа библиотеки?

Не сотрудники библиотеки. Некая упомянутая Вами “сторона конфликта”. Действительно, несколько странная претензия. Строго говоря, эффективность - это отношение результата к ресурсам, затраченным на его достижение. Почему библиотека не должна задумываться об этом? Другое дело, что необходим системный подход к оценке эффективности. Необходима система показателей результативности. Необходима система учета и аналитики, позволяющая отнести затраты тех или иных ресурсов на достижение определенных целей и результатов. Все это не очень просто даже для бизнеса, тем более сложно - для библиотеки, для государственных структур. Мы работаем над созданием и внедрением такой системы показателей и управления ресурсами. 

Очень часто в государственных структурах под повышением эффективности или оптимизацией понимается определенное действие - сокращение расходов (знаменатель дроби в формуле эффективности). Однако при этом совершенно не учитывается результат (числитель). Достаточно часто нужно увеличивать расходы в абсолютном выражении для увеличения эффективности и достижения запланированных результатов.

Для меня эффективность работы библиотеки это система, включающая несколько срезов. Мы должны быть интересны нашим читателям, нашей целевой аудитории, предлагая наши фонды, сервисы, линейку мероприятий. Нам необходимо повышать заработную плату нашим сотрудникам, повышать уровень их жизни. И, конечно же, мы должны обеспечить исполнение целевых бюджетных показателей. Очень хотелось бы иметь возможность сравнить наши операционные показатели, нашу эффективность с коллегами из других стран. Не вижу ничего негативного в нормальном, системном подходе к повышению результативности и эффективности работы!

 Давайте попробуем рассмотреть несколько примеров. По сравнению с 2016 годом, наша аудитория, количество посетителей, практически удвоилась, что является очень хорошим ростом, особенно для такой успешной библиотеки, какой всегда была «Иностранка». Количество записавшихся читателей - выросло почти в 3 раза. Во многом, этот рост связан с открытием новых культурных центров, созданием новых современных пространств. В мае этого года мы повысили заработную плату на 10-13%, в результате средняя заработная плата у нас по итогам года будет одной из самых высоких в отрасли (а скорее всего - самой высокой). Повышение заработной платы стало возможным за счет сокращения непрофильной деятельности, концентрации на ключевых задачах. Все это - при сохранении или даже некотором уменьшении субсидии от государства. При этом, нам удалось также решить несколько тяжелых в инвестиционном отношении проблем - таких, как установка промышленной системы пожаротушения в книгохранилище и системы противопожарной сигнализации. Мы также активно содействуем развитию библиотечной сети в регионах России, в том числе и за счет своих собственных, внебюджетных средств.

Вы закончили авиационный институт по специальности инженер-механик и Американский институт бизнеса и экономики по программе MBA, работали на руководящих должностях. Как по-вашему, директор библиотеки – это прежде всего хороший менеджер? Что здесь первично и более важно: управленческий навык или, скажем, гуманитарная подготовка?

Кстати, первым местом работы в моей жизни была библиотека моего родного МАИ. Ничего случайного не бывает, говорят мудрецы. Еще один штрих: я защитил диплом на английском языке, что для начала 90-х было очень и очень непросто. Нельзя рассматривать директора библиотеки отдельно от команды. Именно команда в совокупности должна обладать хорошим управленческим потенциалом, иметь гуманитарных, содержательных компетенций, абсолютно необходимых в культуре. Что касается «Иностранки» - здесь еще необходим опыт работы в международной среде, развития контактов и проектов с различными странами и культурами. Но вот в чем я абсолютно уверен - директор должен быть носителем основной идеи, стратегии развития, обеспечивать создание долгосрочных конкурентных преимуществ и ценности для общества на базе существующих фондов, традиций, коллектива, партнерской сети.

А какова задача или функция библиотеки сегодня? Эти задачи и функции трансформировались, скажем, за последние 5 лет?

Об этом много пишут, много споров, много копий ломается, особенно в профессиональной среде. Основная идея будущего видится в том, что библиотека должна отходить от монологической иерархической модели, где во главу поставлена книга, и способствовать развитию коммуникационных практик, становиться местом встречи читателей между собой, с писателями, с деятелями культуры и политики, с представителями других культур. Как писала в своей монографии Екатерина Юрьевна Гениева, библиотека - это «центр межкультурной коммуникации». Кроме этого, библиотека может служить и площадкой диалога между местным сообществом и властью, способствовать решению проблем, влияющих на жизнь вокруг. Например, после реализации одного из проектов в регионе, где была создана прекрасная, современная, очень востребованная населением библиотека, местная власть помогла с ремонтом дороги, строительством велопарковки и многим другим. Понимание, что библиотека востребована, создает аудиторию – это очень важно.

Однако лично я считаю, что библиотека не должна становится исключительно досуговым центром, местом развлечения. Мы должны сохранить главное - именно здесь человек должен получить возможность доступа к знаниям, повысить свой интеллектуальный капитал, увидеть новые возможности карьеры и жизни, написать научную работу или диссертацию, встретить единомышленников. При этом надо отдавать себе отчет в том, что многие сервисы становятся виртуальными, и это не угроза, а просто еще одна возможность для библиотеки предложить еще более широкий и глубокий выбор материалов и ресурсов. 

В интервью порталу «Год литературы» после Вашего назначения на должность Вы сказали о том, что первое, что нужно улучшить – это пространство. Что такое правильное пространство библиотеки на сегодняшний день, какое оно? 

 Я думаю, что мы еще только в начале пути. Вы можете сами увидеть, что удалось сделать на первом этаже, где открыты кафе, книжный клуб, современный ресепшн и зона записи читателей. Это действительно создает определенную атмосферу и очень нравится нашим читателям. На следующий год-два мы запланировали дальнейшее улучшение нашего пространства - будут создаваться академический зал, образовательный кластер, зал редких книг и коллекций, будут открыты еще несколько международных культурных центров. Пространство должно быть удобным для работы и создавать дополнительные ценности. Просто книг и ресурсов уже явно недостаточно для привлечения аудитории.

Вадим, а кроме оптимизации пространства, что из нововведений и проектов Вы уже успели реализовать, возглавляя библиотеку? А что есть в планах, но пока не воплощено?

Отмечу несколько важных проектов. Мы открыли два международных культурных центра - Франкотеку и Центр славянских культур. Оба пользуются большой популярностью, и привлекают новых читателей. Например, Франкотека создает поток около 15,000 читателей в год. Очень успешно развиваются наши виртуальные сервисы - например, наш совместный проект с ЛитРес, которым воспользовались более 200 крупных региональных библиотек. Я очень рад, что у нас есть возможность запускать региональные проекты. Мы научились организовывать совместное финансирование и выполнение, в результате чего создаются прекрасные площадки в небольших поселениях и городах. Это важно, так как около 40 тысяч библиотек работают в России, и многие из них крайне нуждаются в поддержке и истории успеха. Очень успешны наши образовательные программы, которые пользуются успехом в России и некоторых других странах.

 У Вас есть какой-то пример библиотеки, возможно, не российский, как образец, к которому нужно стремиться?

Есть собирательный образ, составленный из лучших практик многих библиотек. Это публичные и университетские библиотеки Германии, национальные библиотеки Латвии, Белоруссии, библиотеки США и Голландии, Сингапура и многих других стран. Мы стараемся внимательно изучать опыт и российских коллег, и коллег из других стран и открываем для себя много нового. Приятно, что и к нам стали обращаться за опытом - например, в мае этого года нас посетили студенты из Иллинойса по программе повышения квалификации. Готовятся еще несколько групп в следующем году.

Со стремлением понятно. А как обстоят дела в реальности. Расскажите, за каким сервисом приходит нынешняя молодежь. По-прежнему взять книгу или большие поток гостей, которые идут на мероприятие, поработать или пообщаться?

Соотношение тех, кто приходит именно в библиотеку, и посетителей мероприятий примерно 50 на 50. Очень приятно, что именно молодые люди, в возрасте от 25 до 35 лет, составили основной рост нашей аудитории в библиотеке.

Сократилось ли количество абонементов?

В 2017 году мы увидели значительный рост количества выданных читательских билетов - за первую половину года мы выдали билетов почти в 3 раза больше, чем за такой же период 2016. Мы очень надеемся, что сможем оправдать доверие наших новых читателей и они станут нашими друзьями на долгое время.

Библиотека и бумажная книга сегодня – это вымирающие виды или они переживают новый подъем?

Уверен, что и библиотека, и бумажная книга - это навсегда. Подъем зависит исключительно от наших усилий. Если мы сможем разработать и предложить конкурентоспособные и востребованные сервисы, мы сможем оставаться успешными на долгие годы.

А что любите читать Вы сами? Хватает времени на чтение? 

Я практически не могу читать электронные книги. Очень люблю хорошие бумажные издания. Мне очень нравятся мемуары, книги на исторические темы. Конечно же, я много читаю и современной литературы и перечитываю любимую классику - и русскую, и многих других стран. “Доктора Живаго”, наверное, перечитывал больше всего в сложные и счастливые периоды жизни… И еще очень интересно, как по-разному воспринимаются книги, когда читаешь их на разных языках.

В заключение я хотела бы попросить Вас о P.S. Возможно, есть какой-то вопрос, на который Вы хотели бы ответить, но журналисты его так и не задали, либо Вы просто хотите сказать о чем-то.

 В сложные экономические или политические времена всегда есть большой соблазн немного отступить, перевести ответственность на внешний мир, подождать лучших времен. Лучшие времена - это сейчас. Надо верить в свои силы, находить возможности и энергию для хорошей работы, меняя к лучшему мир вокруг себя. Тогда и внешний мир станет немного лучше. Закончить хотел бы фразой “святого доктора” Гааза: “Спешите делать добро!”

 


 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Разговор с Анной Козловой. О национальном герое, сексе и Звягинцеве.

Анна Козлова пишет романы — на современном фейсбучном русском, о людях, которые пользуются айфоном, смотрят порнофильмы и ходят в бары в Камергерском. Есть среди её героев и те, что страдают шизофренией, и те, что носят джинсы, затянутые на талии черным ремнем, и заправленную в джинсы ковбойку — усохшие, с пергаментной кожей лифтеры и состарившиеся работницы Союзмультфильма. Героев Козловой — таких неподдельно разных — объединяет мир нетрезвой, растрепанной России. Страны, как бы это правильней сказать, с «чертовщинкой», с неистребимым шлейфом карнавальности и абсурда.

Разговор. Александр Потемкин.

Сергей Шпаковский поговорил с Александром Потемкиным, автором романа "Соло Моно". Коротко и ясно. Читаем.

Как стать видеоблогером и остаться самим собой.

Ulielie о своем опыте ведения видеоблога.

Разговор. Андрей Геласимов.

Платон Беседин поговорил с Андреем Геласимовым о внутреннем холоде, привлекательной России, национальности литературы и "Кедах" Сергея Соловьева.