КРУГ ИСТОРИИ

10.10.2017
Текст: Анна Матвеева

Октябрьский революционный, но вполне мирный и даже семейный материал нашего постоянного автора Анны Матвеевой. О книге Мари-Клод Жильяр «Сундук из России». Воспоминания об Александре Теглевой-Жильяр – няне детей императора Николая II. Читаем.

Самое время вспомнить русско-швейцарскую семью Теглевых-Жильяр – ведь если бы не то самое время, столетие которого мы отмечаем в этом октябре, никакой семьи у Александры Теглевой и Пьера Жильяра, скорее всего, не было бы. Старшая комнатная девушка Романовых, наверняка, нравилась гувернёру наследника – милая, славная «Теглюшка»! Но между ними была пропасть, которую не перепрыгнешь: разница в происхождении, вероисповедании и так далее. Как вдруг весь мир стал – пропасть. Война, революция, смута, голод, другая война… Где-то далеко маячила волшебная и безопасная страна Швейцария – там живут родственники Жильяра, они их примут, они ждут. Александра не соглашалась покинуть Россию. Она и детей своих ненаглядных – великих княжон – не покинула бы. Но остаться с девочками не дозволили.

Много позже, когда Александра поняла, что собственных детей у неё никогда не будет, она всем сердцем приняла маленькую племянницу Пьера – Мари-Клод. Девочка стала для неё утешением. Девочка – когда выросла – стала ещё и наследницей Александры, именно ей достался после смерти Теглевой загадочный дорожный сундук из далёкой России – со всем его содержимым. Мари-Клод прожила долгую жизнь, но только в старости решила поделиться «воспоминаниями о воспоминаниях», как определила этот жанр редактор книги – лингвист Ирина Иванова, петербурженка, преподаватель Лозаннского университета, лично знавшая Мари-Клод Жильяр.

Историки, возможно, найдут к чему придраться – некоторые сведения, приведённые автором, могут показаться неточными, но Мари-Клод Жильяр и не претендовала на то, чтобы «переписывать историю». Она лишь пересказывала то, о чём слышала в детстве и юности от дяди Пьера и тёти Александры, а попутно вспоминала о своей собственной жизни.

Конечно, Александра, в конце концов, уехала вместе с Пьером в Швейцарию. Вышла за него замуж, освоилась, выучила язык – и всю свою жизнь тосковала о стране, которой больше не было… И оплакивала детей, с которыми её разлучили в России – ни Жильяру, ни Теглевой не разрешили остаться с Романовыми в Екатеринбурге.

Александра Теглева выступала свидетельницей на процессах по делам «лже-Анастасий», и первая из самозванок по-настоящему смутила её тем, что помнила такие личные подробности, секреты и тайны девочек, которые мало кто знал. И всё-таки что-то не сходилось – при встрече «Анастасия» назвала Теглеву Шурой и протянула ей руку для поцелуя, чего воспитанницы никогда не делали. Настоящая Анастасия бросилась бы в объятия любимой «Теглюшке» – так ласково называли её великие княжны.

Они были очень близки со своей няней – в разлуке писали ей письма, отправляли интересные книги. В книге Мари-Клод Жильяр приведены фотокопии этих писем и других уникальных документов – свидетельство о венчании Пьера и Александры, личные и семейные фотографии, «опросный лист» – анкета, на основании которой Теглевой дозволили покинуть Россию в 1920 году… На редкость вместительным оказался этот «сундук» – в книге чуть больше сотни страниц, а ценных фактов и редких снимков столько, что не снилось и толстенной монографии.

Вот, например, история о том, как Александра Теглева попала на службу в царскую семью. По традиции, няню девочкам приискивали среди лучших учениц Смольного института. Теглева рассказывала племяннице: «Наступил этот особый день. Когда показалась императорская карета, мы выстроились в почётный ряд и хором приветствовали: «Боже, храни нашу императрицу!» Молодая элегантная дама, одетая в чёрное платье, вышла из кареты и прошла между нашими рядами. Улыбаясь, она приветствовала нас грациозным жестом руки. Все мы стояли, онемев от изумления. На имеющихся у нас фотографиях императрица всегда была в парадном одеянии, с короной на голове и с надменным видом. Видеть её такой простой и любезной было для нас большой неожиданностью. <…> Нас провели в большой зал, где должна была проходить церемония. Услышав своё имя, каждая из нас должна была выйти из шеренги, подойти к императрице, сделать реверанс, сказать заранее подготовленный комплимент и ответить на её возможные вопросы. Всё шло, как и предполагалось, до тех пор, пока очередь не дошла до меня. Когда назвали моё имя, меня охватило неожиданное смущение, которое приковало меня на несколько минут к месту, где я стояла. Услышав, что директриса снова повторила моё имя, я должна была приложить огромное усилие, чтобы сдвинуться с места, и тут, вместо того чтобы сделать реверанс, я упала на колени к ногам императрицы и зарыдала! Директриса хотела вмешаться, но царица остановила её жестом руки и начала нежно гладить мои волосы.».

Это происшествие стоило Теглевой угрызений совести и насмешливых комментариев подруг. А ещё – приглашения в царскую семью в качестве комнатной девушки для пятилетней Ольги и трёхлетней Татьяны! Императрица поверила не тому, что увидела, а своему сердцу – оно подсказало ей выбрать из всех смолянок именно эту рыдающую девушку…

В воспоминаниях Александры Теглевой семья Романовых предстаёт земной, близкой, понятной. Трогательные отношения между родителями и детьми, семейные традиции, невинные девичьи шалости… Осиротевшая няня трепетно хранила в памяти каждый день своей жизни в царской семье, но говорила об этом мало, и не со всеми. Для Мари-Клод она сделала исключение – и взрослая племянница верно распорядилась полученным наследством, написав книгу о своей тёте.

Что же касается сундука из России, то он перешёл теперь уже к следующему поколению семьи Теглевых–Жильяр. Мари-Клод передала его своей внучке Мелине, вместе с которой было совершено долгожданное путешествие в Санкт-Петербург – там швейцарки  познакомились с внучатыми племянницами Александры Теглевой.

История сделала полный круг – и завершила его изящным, как у выпускницы Смольного, росчерком пера.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Последнее лето

Станислав Секретов о романах Ирины Богатыревой «Формула свободы» и Дарьи Бобылевой «Вьюрки»

Регулярное чтение. Элтанг, Адичи, Москвина

Полки книжных магазинов пополнились новыми романами прекрасных дам, но «женскими» эти истории не назовёшь. Сергей Шпаковский рассказывает о трёх свежих книгах.

Регулярное чтение. Капоте, Осипов, Геласимов

Ранние тексты Трумена Капоте, свежие работы Максима Осипова и дальневосточная экспедиция Андрея Геласимова. Сергей Шпаковский рассказывает о трёх новых книжках.

Без протезов

Станислав Секретов о романе Ольги Славниковой «Прыжок в длину», сложной теме жизни инвалидов и шквале критики в адрес Познера.