Явка с повинной. Бендер-беи от литературы

17.10.2017
Текст: Сергей Петров

Рады представить вам нашего нового автора. Писателя и колумниста "Русского пионера"Сергея Петрова. Каждый месяц Сергей будет самоотверженно раскрывать нам глаза на страшные тайны овеянного священным дымом литературного мира. Отличное чувство юмора и большой опыт Сергея в качестве приятного бонуса. Итак, читаем. На сей раз про писателей-аферистов и чистую совесть.

 Вы хотели стать писателем, и не получилось? Вы прокляли это дело? Радуйтесь! Вы - здравомыслящий человек. И у Вас чистейшая совесть. 

Любой писатель – мошенник. Лично мне ходить за доказательствами далеко не надо – вот. Мой старый приятель Фима из Одессы.

Мы познакомились  году в 2011-ом, тогда он был дерзким начинающим литератором. Шебутной такой, энергичный, Фима порадовал меня историей об одном забавном представителе Союза писателей Украины. Семёном Марковичем его назовём.

Всю жизнь тот боролся за литературные льготы, доказывая своё родство  с великими. В восьмидесятых он тряс в Одесском обкоме какими-то бумагами и требовал официально признать себя  потомком Ленина. В девяностых им была предпринята попытка убедить окружающих в тесной родственной связи с Дюком Ришелье. А на закате нулевых Семён Маркович назвал себя Рюриковичем, «подтвердив» заявление новой пачкой документов. Не исключено, что среди них были берестяные грамоты, писанные славянской вязью.

Одесса! Мошенничать, шутя, здесь сам Бог велел.

Но Фима шутить и не собирался. Он на полном серьёзе заявил, что любыми путями станет мощным писателем. И не в какой-то задрипанной Украине, а здесь, в России-матушке.

У него почти получилось. Одесский колорит сделал своё дело. Фима прибился на Фейсбуке к влиятельному литературному клану. Стал петь хвалу его (клана) лидерам и поносить литераторов, которых эти лидеры эпистолярно топтали. Дело пошло.

 Фимины романы начали печатать российские «толстяки». О нём всерьёз заговорили критики. В 2014-ом, по горячим следам, наш герой написал роман о поджоге Дома Профсоюзов в Одессе и поддержал Русскую Весну.

И тут случилось непредвиденное. Фиму, почему-то, осадили его же литературные кураторы. Слишком стал дерзок, наверное, слишком самостоятелен стал, что-то не то написал на Фейсбуке. Его исключили из круга рукопожатных. Он разругался с кланом вдрызг.

…Теперь его колонки публикуются на украинских сайтах. Среди прочего, Фима ругает в них ДНР и литератора Прилепина. Претензий к Прилепину две: руки по локоть в крови – это раз, брат Суркова – два. У Фимы, к моему удивлению, оказалась богатая фантазия. Какая-то фантазия-олигарх.

Я листаю фейсбучную ленту, вижу его фото. Форум молодых писателей «Липки» на Байкале. Мой приятель стоит в обнимку с каким-то молодым прозаиком в очках. Я отчётливо помню: Фима начал покорение литературной России именно с этого форума, лет восемь назад. Значит, моему взору предстал фоторепортаж захода № 2.

На фото Ефим одет в спортивный костюм и кроссы. Это его спец-stile, -   гопарь с Молдаванки. Взгляд бесноват и дерзок. Коварная улыбка. Всё, как и прежде, словом.

Но есть во всём этом один маленький диссонанс. На момент захода № 1, Ефиму было двадцать пять. Теперь ему за тридцать. А «Липки», повторюсь, форум молодых писателей.

И всё же. Я не буду удивлён, если Фима, пойдя по второму кругу, добьётся своего. Примкнёт к другому клану, его вновь расхвалят, и, наконец, издадут в России. Тут остаётся только пожелать удачи.

 … Фимина история – одна из лёгких зарисовок литературного плутовства. Есть в этом пространстве персонажи и покруче. Но демонизм писательского мошенничества заключается не в способах и трюках, он – в самом факте такого мошенничества.

Классический мошенник куда менее опасен. Обманув Вас, этот негодяй всего лишь ворует Ваши деньги. А современный писатель душу Вашу ворует.

Он Вам впаривает себя не в надежде заработать, нет. Он желает  остаться в веках. Пытается оттенить великих, что были до него, и гонит прочь от литературного корыта современников. Те, быть может, и талантливее, но они – не писатели. Писатель ведь тот, кого издали. Кого не издали – всего лишь графоман. А вдруг кто-то из графоманов им станет? Этого он не переживёт!

 

 А ещё, современный писатель совершает мошенничество в состоянии аффекта. Он – сумасшедший мошенник, дурак с инициативой, если хотите. Не случайно, в переводе с сербского, писатель – это «писец».

О писательском сумасшествии я Вам расскажу в следующем номере. Берегите душу и будьте счастливы.

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Последний из великих латиноамериканцев

Вячеслав Суриков о текстах Марио Варгаса Льосы, и о том, почему он так настаивал на включении в лонг-лист премии «Ясная Поляна» романа «Скромный герой», который и оказался в итоге ее победителем в категории «Иностранная литература»