ТОП-12 ПАМЯТНИКОВ ПИСАТЕЛЯМ

13.06.2017
Текст: Анна Матвеева

Нерукотворный памятник – это прекрасно, а если к нему полагается ещё и рукотворный, да к тому же талантливо сделанный, о таком писателю только мечтать! В нашем очередном топ-листе – дюжина известных, но не самых «засмотренных» монументов, в которых, по мнению ваятелей, воплотились главные черты прославленных авторов прошлого: как далёкого, так и недавнего.

Жан-Батист Мольер (Париж)

Все, кому довелось идти по улице Ришелье в театр Комеди Франсез, все как один застывают перед импозантным памятником знаменитому французскому драматургу и артисту Жану-Батисту Поклену, оставшемуся в народной памяти под именем Мольер. Роскошный монумент появился на углу улиц Ришелье и Мольера в 1844 году – и это был первый в Париже памятник гражданскому лицу, на возведение которого собирали деньги по подписке. Место выбрано не случайное – Мольер проживал в доме № 40 по улице Ришелье, и сюда его принесли из театра в тот день, когда давали «Мнимого больного», и Мольеру, игравшему Аргана, стало плохо на сцене. Он умер дома, через несколько часов после спектакля – а теперь бронзовая статуя работы Серре задумчиво смотрит на тот самый дом…  С обеих сторон постамента из белого мрамора – две статуи, Комедия и Трагедия, и у каждой в руках – свиток с названиями мольеровских пьес. Внизу – львиные головы, из которых изливается вода в небольшой бассейн, потому что памятник Мольеру – это ещё и фонтан!

Вальтер Скотт (Эдинбург)

Весь мир должен учиться у шотландцев тому, как надо чествовать писателей – конечно, при условии, что и писатель сделал для своего народа всё, что мог. Выложился на сто процентов, как сэр Вальтер Скотт, основатель жанра исторического романа, подаривший миру «Айвенго», «Роб Роя», «Пертскую красавицу», «Квентина Дорварда» и множество других увлекательных сочинений: романов, повестей, поэм, исторических трудов. Юрист по образованию, писатель по призванию, Скотт начал публиковать романы, будучи в достаточно зрелом возрасте – ему было уже за сорок, когда в свет вышел «Уэверли, или Шестьдесят лет тому назад». Этот роман вышел даже не под псевдонимом, а вовсе без подписи, анонимно, тогда как последующие были подписаны «автор «Уэверли». Лишь за пять лет до собственной смерти Скотт перестал отрицать своё авторство, о котором уже почти все догадались.

В наши дни главный железнодорожный вокзал Эдинбурга носит название Уэверли, а в двух шагах от него, на оживлённой улице Принцев, находится грандиозный памятник главному шотландскому писателю – несведущие туристы часто принимают его за «какой-то храм». Ошибка вполне оправдана, потому что это не скромный «бюст на родине героя», а 61-метровый неоготический монумент с несколькими смотровыми площадками и 64 скульптурами, представляющими разных персонажей Скотта. Не мудрено ошибиться!

Статуя самого Вальтера Скотт изваяна из каррарского мрамора – каменный писатель скромно сидит в самом центре монумента, как бы немного подавленный окружающим величием. В руках у него книга, в ногах – собака, символ верности. Скотт был верным сыном своей родной земли, и он не просто прославил Шотландию, но заставил весь мир признать существование её собственной, отдельной истории и культуры. Он собирал шотландский фольклор, он вернул в обиход тартан и научил шотландцев гордиться своими традициями. Неудивительно, что именно Скотт – а не Бёрнс, Стивенсон или Конан-Дойл – стал главным шотландским писателем. И что именно ему ещё в середине 19 века был возведён такой колоссальный памятник в самом сердце страны… 

Три Дюма (Париж)

Генералу Жоржу Катру, соратнику де Голля, не слишком повезло – пусть в честь него и назвали площадь между проспектом Вилье и бульваром Мальзерба, но в народной топонимике укрепилось иное прозвище – площадь Трёх Дюма, прямо как у Андре Моруа! Всё дело в том, что на этой обширной площади ещё в девятнадцатом веке было решено увековечить в бронзе память знаменитого французского романиста, Александра Дюма-отца. Автор «Графа Монте-Кристо» проживал неподалёку, на бульваре Мальзерба, а теперь его статуя красуется практически на выходе из метро (станция «Мальзерб»). Главный Дюма сидит в кресле, в руке у него перо, на губах играет довольная улыбка, а у подножия примостился д’Артаньян с одной стороны и группа увлечённых читателей – с другой. Этот памятник появился на площади в 1883 году, автором его стал великий Гюстав Доре (проект статуи Дюма – его последняя работа).

На другой стороне площади в начале 19 века установили памятник другому Александру Дюма – сыну, автору пьесы «Дама с камелиями, прославленной Верди в опере «Травиата». Скульптурный сын выглядит не таким довольным жизнью, как скульптурный отец – он изваян из мрамора, в руке тоже держит перо, а снизу на него взирают героини его пьесы. Дюма-младший также жил неподалёку от площади генерала Катру – на проспекте Вилье.

Третий Дюма, памятник которому установлен на той же самой площади, на самом деле был первым – это легендарный генерал Тома-Александр Дюма, сын чернокожей рабыни-гаитянки и французского аристократа, принимавший участие в египетском походе и итальянских кампаниях Наполеона, два года проведший в заточении. Первоначальный памятник Тома-Александру Дюма появился вблизи от памятников отцу и внуку в 1913 году – но во время оккупации Парижа он был разрушен нацистами, так как их не устроило происхождение Дюма-деда… Справедливость восторжествовала в 2009 году, когда на площади генерала Катру появился новый памятник работы скульптора Сан-Арсиде: это не статуя, не монументальный фонтан, не бюст, а … порванные оковы, символизирующие освобождение от рабства. И тогда площадь вновь стала такой, какой её привыкли видеть парижане – площадью Трёх Дюма!

 Мигель де Сервантес (Мадрид)

Главный испанский писатель – разумеется, Мигель де Сервантес Сааведра, автор великого романа о Дон Кихоте Ламанческом. Логично, что одним из самых заметных памятников столичного Мадрида стал памятник Сервантесу – он уже без малого девяносто лет украшает площадь Испании и успешно конкурирует с ближними высотными зданиями. Клич о необходимости увековечить в камне образ великого сочинителя был брошен в 1915 году, накануне 300-летия со дня его смерти. Было решено почтить память Сервантеса и одновременно с этим украсить совершенно новую площадь Испании, для чего в стране объявили национальный конкурс. Победителями стали архитектор Сапатера и скульптор Кулло-Валера, после чего начался сбор средств по всем испаноязычных странам. Памятник был задуман таким, чтобы мало не показалось: грандиозная стела украшена глобусом, гербами и статуями, у основания сидит сам писатель, изваянный в камне, а ниже –  Дон Кихот верхом на лошади и Санчо Панса верхом на осле. Авторы проекта не забыли и про фонтан – в общем, реализовать все идеи разом было достаточно затруднительно, поэтому памятник открыли в 1929 году, когда он был ещё не полностью закончен. Доводил проект до ума сын скульптора Кулло-Валера в 1950-х: он же добавил к монументу статую Дульсинеи Тобосской.

Любопытно, что точная копия бронзовой парочки персонажей в 1989 году появилась в Брюсселе, городе-побратиме Мадрида. 

Оноре де Бальзак (Париж)

Как бы ни хотелось утверждать обратное, увы, памятники писателям довольно редко имеют не только мемориальное, но и художественное значение. Памятник Бальзаку, созданный великим Роденом – редкое исключение из правила, а история, предшествующая появлению статуи, тянет на анекдот. Спустя сорок лет после смерти великого французского писателя, в 1890 году, парижские власти приняли решение поставить на площади Пале-Рояль его скульптуру, создание которой доверили Огюсту Родену. Скульптор сделал макет памятника, где автор "Шагреневой кожи" изображался во весь рост и был одет в одеяние монаха-доминиканца (символ тяжёлого писательского труда, полного всяческих самоограничений). Следующим этапом стало изготовление гипсового слепка статуи... голого Бальзака (довольно полного мужчины, не обладавшего античными пропорциями), которого впоследствии Роден собирался нарядить в рясу. Это было не издевательство и не извращение, а вполне нормальная для скульптора практика, вот только заказов у Родена было много и помимо Бальзака, поэтому работу над скульптурой он временно отложил. Приближался вековой юбилей писателя, парижские власти нервничали и изводили Родена вопросами, где, собственно, обещанная статуя? Всё это так надоело скульптору, что в 1898 году он взял да и выставил голого Бальзака на всеобщее обозрение в художественном салоне Национального собрания. Что тут началось! Заказчики не просто укоряли Родена, но официально запретили ему отливать в бронзе раздетого писателя! Эта скандальная история сделала Родена ещё более знаменитым, а за право купить голого Бальзака безуспешно соревновались Брюссель и Антверпен... 

В 1926 году статую всё-таки отлили в бронзе и нарядили в длинную накидку, после чего установили на перекрестке бульваров Монпарнас и Распай на левом берегу Парижа.

Исаак Бабель (Одесса) 

В случае с этим памятником ценно не столько его воплощение в бронзе, осуществлённое в 2011 году скульптором Г.Франгуляном, сколько сама идея подарить Одессе зримое воспоминание о главном её писателе – Исааке Бабеле. Писатель юмористической традиции и трагической судьбы, Бабель был расстрелян в 1939 году и посмертно реабилитирован в 1954-м.  И пусть о художественных достоинствах монумента можно спорить (к примеру, дочери Бабеля он, судя по отзывам, не очень понравился), невозможно переоценить сам факт его появления на улице Жуковского, вблизи от дома на Ришельевской, где автор "Одесских рассказов" проживал вплоть до 1924 года. 

Гертруда Стайн (Нью-Йорк)

Американская писательница Гертруда Стайн жила "на две страны" – её хорошо помнят как во Франции, так и в Америке, но памятник ей был установлен всё-таки на Манхэттене, в Брайент-Парке, неподалёку от Публичной библиотеки. Сдержанная как Будда, и суровая как камень, Гертруда Стайн сидит на гранитном постаменте, сложив перед собой натруженные за письменном столом руки. Это отливка статуи работы скульптора Джо Дэвидсона, вдохновлявшегося в 1923 году знаменитым фотопортретом работы Мэна Рэя, изобразившего писательницу именно в такой позе. Бронзовая Гертруда из Брайент-Парка стала подарком Нью-Йорку от Мори Лейбовица – она появилась в Мидтауне в 1990-х.

Жюль Верн (Нижний Новгород)

Эта городская скульптура попала в наш топ-лист благодаря творческой смелости инициаторов водворения бронзового французского фантаста на высоком волжском берегу. Между тем, для появления памятника Жюль Верну в Нижнем Новгороде было целых два веских повода – во-первых, в городе строился жилой комплекс "Жюль Верн", во-вторых, в 1876 году знаменитый французский писатель издал роман "Михаил Строгов: курьер царя", действие которого частично происходит в Нижнем. Герой романа несколько лет живёт в гостинице на Рождественской улице, после чего отплывает на пароходе в Иркутск с Нижневолжской набережной. Бронзовый писатель стоит в корзине воздушного шара с подзорной трубой в руках и любуется волжскими закатами, наблюдать которые лучше всего именно отсюда, с набережной Фёдоровского... Кстати, совсем неподалёку любуется закатами над Волгой другой писатель – Максим Горький, памятник которому появился на набережной в 1972 году.

Марсель Эме (Париж)

Туристы, гуляющие по Монмартру, любят фотографировать бронзового "мужика, который проходит через стену", но далеко не каждый знает о том, что памятник  "мужику" – прославленному французскому писателю Марселю Эме – сделан руками прославленного французского артиста Жана Марэ. Да, Марэ был ещё и скульптором, к тому же, неплохим!

Марсель Эме – давний друг Марэ – мало известен в России, но во Франции его рассказы, пьесы и сказки очень популярны. В историю Эме вошёл помимо прочего ещё и благодаря следующему факту – в 1949 году он отказался от награждения Орденом Почётного легиона. Интересно, что бы он сказал по поводу памятника, созданного Жаном Марэ?

В 1989 году, когда минуло более двадцати лет со дня смерти Эме, на Монмартре появилась оригинальная бронзовая скульптура высотой в два с половиной метра – мужчина, черты лица которого напоминают писателя, в буквальном смысле слова проходит сквозь стену на пересечении площади Марсель-Эме и улицы Норвен. Мы видим только голову, правую руку, ногу и кисть левой руки, которая усилиями многочисленных туристов давно превратилась в "исполняющую желания": прикоснись – и желание сбудется!

Жан Марэ объединил в этом памятнике писателя и его персонажа – в известном рассказе Эме "Человек, проходящий сквозь стену" речь идёт о парижском бухгалтере Дютилеле, внезапно получившем способность проходить сквозь стены. Свой дар Дютилель использовал так, как это сделал бы любой француз – он навещал любовницу, которую держал под замком ревнивый муж. Увы, любое волшебство однажды заканчивается – и можно остаться в стене навсегда, что и демонстрирует нам этот необычный памятник. 

Марсель Эме прожил на Монмартре сорок лет, он похоронен на маленьком кладбище Сен-Венсан, расположенном неподалёку от площади, где вечно проходит через стену его бронзовый двойник. 

Владимир Набоков (Монтрё) 

Выдающийся русско-американский писатель Владимир Набоков долгих шестнадцать лет прожил в отеле Montreaux Palace – вместе с женой Верой он занимал апартаменты на шестом этаже. Здесь Набоков работал над романами "Ада", "Прозрачные вещи", "Посмотри на арлекинов!", "Оригинал Лауры", здесь принимал гостей, отсюда каждое лето выезжал охотиться на альпийских бабочек. В отеле, конечно, гордились доверием Набокова – и решили, что знаменитый постоялец достоин памятника, созданного  потомственным скульптором Филиппом Рукавишниковым в 1999 году. Автор "Лолиты" изображён серьёзным, сосредоточенным, глубоко погружённым в раздумья – он сидит на стуле, размышляя о точных словах и неизбитых метафорах: именно так Набоков выглядел в последние годы жизни, работая со своими знаменитыми карточками в саду отеля. Поначалу памятник писателю стоял в холле Montreaux Palace, но вскоре был перемещён на газон у главного входа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Люди Гутенберга: профессии от корки до корки

11 ноября в Музее Серебряного века стартует цикл лекций о книжной индустрии и текстах. "Как издать книгу?", "Где найти литагента?" — ответы на эти и другие вопросы даст ведущий эксперт книгоиздательского рынка Мария Митропольская.

Топ-5 книжных продаж октября

В нашей новой рубрике рассказываем о книжных бестселлерах месяца. На этот раз дорогая редакция выясняла, какие книги покупают москвичи для чтения осенними вечерами.

"Чёрная Коробка". О постдраматическом театре

Совместный проект It BOOK и Центра им. Мейерхольда «Чёрный зал» — это очерки о новой драме и современном театре. Мы объясняем кросс-жанровое театральное искусство и хотим, чтобы наши читатели ходили в театр, читали рецензии и становились просвещенными зрителями. На этот раз It BOOK обсуждает спектакль Никиты Бетехтина «Черная Коробка» — о возврате в пионерское детство, зацикленности времени и бесконечном «дне сурка».

Топ-8 подкастов об искусстве и литературе

Пока за окном красиво, но холодно дорогая редакция слушает литературные подкасты, разбавляя осенние вечера терпкой американской прозой "Ньюйоркера" и разговорами о литературе за чашкой эспрессо с Ильей Стоговым. Перед Вами осенняя подборка подкастов об искусстве и литературе. Делайте звук погромче и наслаждайтесь!