Перечитываем: Олег Козырев "Дневник замерзающего москвича"

14.04.2017
Текст: Сергей Шпаковский

В холодные апрельские дни обозреватель Сергей Шпаковский вспоминает книгу Олега Козырева «Дневник замерзающего москвича».

Вот уже много лет как москвичи не знают апрельского солнца, не знают долгих мартовских прогулок с юга на север. Тёплые дни заканчиваются прежде, чем горожане успевают выйти на обеденный перерыв. Но это ещё ничего. Ведь тот, кто пережил ту зиму...

«Я — москвич, я пережил зиму 2006 года!». Я вот тоже москвич и тоже её пережил. И те «три белых коня» запомнятся нам не тем, что было очень и очень холодно, а именно тем, как мы всё это переживали. Дома, почитывая «Венерин голос» Шишкина или «Людей нашего царя» Людмилы Улицкой. Как мы прятались по кофейнями и выбирали лучшие шапки-ушанки. И как мы писали обо всём этом в ЖЖ, LI.ru и т.д.

«Дневник замерзающего москвича» не похож ни на роман, ни на сборник эссе. В первую очередь это сборник постов, мемуары среднестатистического горожанина начала XXI века. Своеобразный документ не менее своеобразной эпохи. Тексты Олега Козырева сложно оценивать наравне с крупной и малой прозой современных писателей, их нужно читать либо как этнографический и лингвистический документ двухтысячных, либо как настоящий дневник, что на самом деле одно и то же. В те далёкие годы это даже было красиво. Это красиво и сейчас, особенно если обойтись без снобизма, но с улыбкой. Максимально простой язык, никакой высоколобой зауми, только милые и безобидные (безобидные, Карл!) шуточки нулевых. Козырев пишет настолько просто, что создаётся впечатление, будто читаешь свои собственные записи в социальных сетях.

«Намотал на себя все, что смог. Вышел на улицу. Вернулся. Намотал то, что не смог». «В метро непривычно тихо. Никто не переговаривается. Никто не читает. Все вычисляют, сколько им бежать до работы. Некоторые, вычислив, поворачиваются и едут назад, домой. Домой ближе». «Как ни странно, холод практически не отразился на живности Москвы. На деревьях много птиц. Похоже, мороз им не повредил. Они спокойно висят на ветках вниз головами».

И всё в таком духе. Чуть больше трёх сотен страниц первоклассных анекдотов. Правда, не все они написаны о холодной столичной зиме. Кроме «Дневника замерзающего» в книге представлены «Дневники выздоравливающего», «Дневники беременности» и другие блогерские пассажи Козырева. Несмотря на отсутствие зимнего контекста, эти короткие смешные заметки также согревают в апрельские холода 2017, как и в крещенские морозы 2007. Автор точно подмечает настроение горожан, превращает проблемы в юмористический приём и абсолютно достоверно показывает москвича образца 2000-2007. Можете даже всплакнуть по прошедшему времени, по заброшенному аккаунту в ЖЖ и прочим радостям жизни. А если смеха не хватит, то купите себе «Вавилонский разговорник» и посмотрите свежие серии «Масяни». И настроение ваше улучшится. Только не забудьте шарф, а лучше два шарфа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Перечитываем: Давид Фонкинос "Мне лучше"

Сергей Шпаковский вспоминает о последнем переведённом романе Давида Фонкиноса "Мне лучше". О нежности в прозе и книгах в духе #плед #ваниль #латте.

Перечитываем. Нил Гейман "Американские боги"

Посмотрев первые эпизоды сериала «Американские боги», обозреватель Сергей Шпаковский решил перечитать самый известный роман Нила Геймана.

Это сладкое вино иллюзии

Герои романов Кристофера Приста «Лотерея» и Жозе Сарамаго «История осады Лиссабона» существуют в двух реальностях одновременно. Оба – начинающие писатели, и это все объясняет.

Перечитываем. Джон Бакстер "Лучшая на свете прогулка"

Хемингуэй, Фицджеральд, Матисс и бесконечные прогулки по Парижу. Обозреватель Сергей Шпаковский перечитывает «Лучшую на свете прогулку» Джона Бакстера.