Проект It BOOK сейчас на реконструкции, но мы оставили текущую версию открытой для вас  

Мнимые величины

20.11.2015
Текст: Екатерина Врублевская

Наверное, делить прозу по гендерному признаку некорректно. Но мы это делаем. Хотя бы потому, что эта книга будет очень интересна мужчинам. Впрочем… как и женщинам. Знаете, «Мнимые величины» – это тот случай, когда не находишь слов, чтобы описать силу, с которой книга врывается в жизнь. Именно поэтому мы очень-очень советуем ее прочитать.

В романе есть то, что во многом является главным – он цепляет за живое.
«Мнимые величины» – произведение периода, который принято называть периодом русской эмиграции. Он дал нам много имен, которые были разбросаны по разным концам света, но были объединены одним – щемящей тоской. Не всегда по Родине, но почти всегда – по простому человеческому счастью.
Нароков писал «Мнимые величины» в бытность свою в США, там же роман и был издан в 1952 году (в нашей стране роман будет опубликован лишь в 1980-е). Почти мгновенно книга стала бестселлером, была переведена на многие европейские языки. Однако столь же быстро о романе и позабыли. В наши дни его практически невозоможно найти в магазинах, желающие почитать могут рассчитывать лишь на веб-версию из сети.
Это роман о 37-м годе, написанный изнутри эпохи, изнутри времени. Это роман о человеке, который живет на краю. А у самого края – ужас перед всепоглощающей силой государственной машины или попросту человеческой одержимости. Глядишь, а завтра она поглотит и тех, кто с ней заодно. На нескольких частных и в глобальном смысле малозначимых судьбах от следователя НКВД до незаметной старушки Нароков ярко до рези в глазах высвечивает громадину советской жизни и советской смерти – смерти духовной в первую очередь. Нароков заставляет почти физически пережить пытки, расстрел и болезненное, отчаянное животное чувство страха.
Мотив одержимости человека идеей – один из центральных в романе. У Нарокова одержимы все, собственно, весь государственный аппарат – от мелкого дежурного до генерала – одержимы идеей, а точнее идеологией, в том числе и сложноустроенный главный герой Любкин. Именно одержимость идеей и приводит к главному конфликту его жизни, бесконечным рефлексиям, краху иллюзий и финалу, который остается открытым.
Любкин одновременно и верит, и не верит в идею, в коммунизм, он видит страшные несоответствия и несовместимость утопических идей партии с реальной жизнью, со своим нутром. Изо всех сил он тянется к настоящему, которое тоже очень зыбко. К «люблю» своей «бабы», которое в итоге также разлетается в тартарары и становится еще более призрачным и лживым, чем все остальное.
А настоящими остаются только две героини, которых и героинями-то назвать сложно. Одна типичная женщина – жертва, а другая старушка, будто пришедшая из XIX века. И пока Любкин думает о том, как такие еще живут (точнее выживают) в этом мире, женщины не только выживают, но остаются, пожалуй, единственным просветом в кошмаре «мнимых величин». Они, как говрится, гнутся, но не ломаются. Только вот гнулись они за свою жизнь столько, что разогнуться нет уже никакой возможности.
Пространство и время романа также изображены темными красками. Нароков создает пространство, где вроде бы и идет обычная жизнь, но паралельно жизни движется какая-то пугающая темная сила, которая все чаще и беспардонней с жизнью перескается.
Роман «Мнимые величины» – это и психологический роман, и антиутопия. Это художественное произведение и документальный нарратив. Это драма эпического масштаба. Драма одного, пусть и не очень маленького человека и драма громадной, пусть и не существующей теперь страны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Один век русской эмиграции. От Мережковского до Набокова

It book рекомендует 5 отличных и очень разных книг периода русской эмиграции. Подборка от дореволюционной до постсоветской прозы. Книги, которые вы, возможно, не знали, но точно захотели бы прочитать.