Книжные советы Елизаветы Боярской

02.11.2017
Текст: Яна Семёшкина

Актриса театра и кино, счастливая мама и обладательница высоких театральных наград Елизавета Боярская рассказала It BOOK о книгах в жизни и на сцене.

Наверное, нет ничего более интимного и прекрасного, чем диалог с книгой. Если такой разговор происходит в театре, то это чудо. 

Если бы мне сказали выбрать несколько книг, которые должен прочесть каждый человек, я бы, в первую очередь, назвала Сэлинджера «Над пропастью во ржи», «Сто лет одиночества» Маркеса, «Войну и мир» Толстого, «Мастера и Маргариту» Булгакова. 

«Евгения Онегина» я читаю довольно часто, в том числе и со сцены. Эта книга, как ртуть, подстраивается под каждого читателя, под любое мировоззрение. Не даром «Онегина» называют «энциклопедией русской жизни», эта книга полновесна и разнообразна, в ней полно узнаваемых нюансов. Это дико остроумно, это остро. Даже несмотря на то, что написано двести лет назад, сегодня читаешь и все равно смешно.

Сейчас мой список чтения складывается вокруг Достоевского, перечитываю дневники. В театре мы изучаем роман «Братья Карамазовы» и, возможно, когда-нибудь его поставим. Есть замечательная книга Бахтина «Проблемы поэтики Достоевского», очень рекомендую.

Отдельное удовольствие, когда ты приходишь в книжный магазин, я, например, обожаю книжные магазины, могу находиться там часами.

Недавно перечитывала «Жизнь и судьбу» Василия Гроссмана - совсем другие ощущения. Если бы я в свое время не поступила в театральный институт и не занималась историей репрессий, а занималась, например, Тургеневым … у меня бы вообще жизнь иначе сложилась, я уверена. Когда я первый раз открыла Гроссмана, мне было шестнадцать. Я будто читала на китайском языке, проделывая гигантский читательский и человеческий путь. Эта литература – Гроссман, Шаламов, Гинсбург, Платонов – буквально заставила меня повзрослеть, внедрила ген отчаяния, переживания, боли, понимания трагичности наследия, печати неблагополучия.

Конечно, сейчас мы живем в другом мире, но я чувствую, что, на уровне ДНК в нас заложено ощущение осторожности, страха, внимательности. Может быть, у наших детей этого уже не будет, но я до сих пор это чувствую, поэтому вся литература, связанная со сталинизмом, ГУЛАГом, с покалеченными судьбами меня очень будоражит, не отпускает.

P. S. Благодарим за помощь в организации интервью бар-ресторан и авторскую кондитерскую «Счастье», лицом которого является Елизавета. Помимо работы в театре и кино актриса уделяет большое внимание благотворительности, участвуя во всех проектах кондитерской «Счастье» и фонда «Солнце». Так, например, ангел-хранитель с автографом Лизы и ее жизненной философией украшает каждую коробку с домашними пралине, вырученные средства от продаж которых идут в помощь недоношенным детям. Помочь можно здесь.

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

12 дерзких советов писателю о том, как издать книгу.

It BOOK публикует смелые, местами непристойные, но до безобразия вдохновляющие советы от писателя и сценариста Чака Вендига, чья книга выходит в издательстве "Альпина паблишер" этой осенью.

Дорогая редакция. Что советует читать коллектив it book

Какие книги рекомендуют читать и перечитывать этим летом журналисты и редакторы it book читайте ниже.

Книжные советы Дональда Рейфилда

Британский историк и литературовед, почетный профессор Лондонского университета , автор самой неоднозначной биографии Чехова, Дональд Рейфилд, поделился коротким списком книг, обязательных к вдумчивому прочтению.

Чтение от режиссера постановки «Черный русский» Максима Диденко

Максим Диденко, режиссер и художник-акционист, известный московской публике по премьерам «Черного русского», за последний год стал едва ли не самым востребованным театральным постановщиком. Билеты на иммерсивные спектакли Диденко достать практически невозможно – несмотря на высокую цену, их раскупают моментально. IT BOOK решил выяснить, какие книги читает мастер театрального авангарда - список получился неожиданный, осмыслить его вне контекста достаточно сложно, впрочем, стоит признаться – от Максима мы ждали интеллектуальный вызов , и режиссер его сделал.