Проект It BOOK сейчас на реконструкции, но мы оставили текущую версию открытой для вас  

Книга недели. Ромен Гари «Большая барахолка»

31.01.2017
Текст: Екатерина Врублевская

История о взрослении, первой любви, больших надеждах и горькой несправедливости жизни на фоне неразберихи послевоенного Парижа и красочных декораций повседневного абсурда.

Одна из первых книг классика французской литературы XX века, военного летчика и дважды лауреата Гонкуровской премии Ромена Гари. «Барахолка» была написана в 1949 году, принесла Гари успех и признание, однако впервые была переведена на русский язык всего несколько лет назад.

«Большая барахолка» – очень французский роман –  красочный, абсурдный и противоречивый, он начинается по-диккенсовски трогательной, грустной сказкой, разворачивается в нелепую комедию положений и завершается трагедией.

Действие происходит в послевоенном Париже. Протагонист, 14-летний мальчишка Люк Мартен, сын погибшего героя войны, участника Сопротивления, круглый сирота, оказывается совершенно один в столице среди разрухи, криминальных бесчинств и произвола. Вместо государственного приюта он попадает под опеку странного старика (французской версии Плюшкина), который усыновил еще двух беспризорников.

Герои, совсем еще юные ребята, лишены всего, даже родителей, на протяжении всего текста они пытаются навести хоть какой-то порядок в полном хаосе, перебрасываются высокопарными сентенциями в попытке ответить на миллион важных вопросов, первый из которых: а как так вообще получилось? Отца сначала дают, а потом забирают, не спросив. Ты остаешься один на один со всем миром, называешься сиротой. «Да, так ничего. Просто странно стало – я сирота. Раньше мне как-то в голову это не приходило».

Потом как-то продолжаешь жить, зарабатываешь, приторговывая на черном рынке, мечтаешь сорвать большой куш, сесть на пароход, уплыть за океан, далеко, туда – к американской мечте. Где кино, где усыновляют детей улыбчивые фермеры, где женщины носят красивые платья. Но ты опять все теряешь самым нелепым чудовищным образом. Люди умирают, деньги обесцениваются или пропадают, попросту тают. А вместе с ними тает и мечта.

Галерея портретов и пространств романа  очень пестрая, часто гротескная. Из контрастности образов здесь часто рождается смысл. Барочные интерьеры, гобелены и пухлощекие ангелы на обивке мебели, сады, благоухающие розами, сказочные тяжелые кресла, которые по ночам уходят в лес, мир американского кино с ганстерами, погонями и романтическими интрижками с одной стороны.

И с другой - очереди,  неразбериха, страхи послевоенного города. Выживший из ума престарелый артист – наркоман, наряжающийся в боа и туфельки с пушком, толстозадая проститутка, изучающая биологию, привратник, помешанный на своем розовом саду, обезумевший от одиночества старик с параноидальными наклонностями к чистоте и порядку. Старьевщик, который собирает всякую рухлядь, разговаривает с потертым лоснящимся жакетом и настолько заваливает квартиру ветошью и прохудившимися тряпками, что кажется, она вся заселена  фантомами, несуществующими людьми, от которых, впрочем, не слишком отличаются люди обычные.

Ведь в рамках картины мира «барахолки» прохожие на улицах, видятся скорее симулякрами настоящего, чем реальными людьми. Угрюмые, молчаливые и безучастные друг к другу. Цирк уродов, которые когда-то, в прошлой жизни, были совершенно нормальными,  обычными людьми. В уродов их превратила жизнь и в доказательство их нормальности остались лишь фотографии прошлого. «Посмотри, я тоже когда-то был младенцем».

В романе люди перестают быть старой ветошью, а становятся людьми лишь в одном случае – если способны к состраданию и любви. Когда-то давно, когда отец главного героя был еще жив, Люк спросил у него, кто позаботится о нем, если тот умрет. «Все остальные люди», – услышал он в ответ. Кто они, все эти остальные люди, мальчик не мог понять очень долго и это еще один заглавный вопрос текста. Людей на Земле очень много. Мы все принадлежим к одному роду homo sapiens: «двурукое прямоходящее млекопитающее, наделенное речью и мышлением», однако оказалось, чтобы называться человеком, нужно несколько больше, чем видовые признаки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Гамлет мценского уезда или Жан-Батист Гренуй на русский лад

Екатерина Врублевская о книге Валерия Бочкова «Обнаженная натура», художественной части и тихих московских дворах.

Книга недели. Красная книга или корабль дураков

Екатерина Врублевская про "Азарт” Максима Кантора, утопические идеи и людей, изнуренных йогой.

Книга недели."Карлики смерти" Джонатана Коу

Яна Семёшкина о первом британском романе, написанном в сонатной форме

Книга недели. Магическая история обыкновенной жизни

В мае Phantom Press переиздали роман Джуно Диаса «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау». Смачно написанная проза, пропитанная доминиканским ветром, горестями и радостями одной семьи и целого народа. Книга-сказка, которая трогает за живое и поднимает серьезные вопросы, при этом залихватски виляя бедрами, целомудрие – это ведь не про магический реализм, правда?