Декабрь четырнадцатого

08.09.2017
Текст: Сергей Шпаковский

Сергей Шпаковский о новой книге Платона Беседина — антивоенном романе «Дети декабря».

Кто такой Платон Беседин сегодня знают даже те, кто не заходит в книжные магазины. Некоторые литкритики уже успели назвать его тексты «смесью Достоевского и Чака Паланика», но до сих пор севастопольский писатель ассоциируется с сотнями политических и остросоциальных колонок, статей. Образы Беседина-писателя и Беседина-публициста сливаются воедино. Так и оставим.

«Дети декабря» кажутся брутальным и тяжёлым романом. С одним лишь существенным отличием от всего прошлого — это роман-плач. Новая работа Беседина пропитана слезами от первой до последней страницы, каждая строчка в нём отзывается в сердце, какую бы сторону в политических конфликтах России и Украины вы ни принимали. Это такая большая история о тех, кто оказался в дикой военной ситуации и пытается в ней жить. И такой же большой роман, сложившийся из повестей, ранее встречавшихся в литературных журналах.

Главному герою первой части невозможно не сочувствовать — в главе «Стучаться в двери травы» перед нами донбасский ребёнок. Вместе с мамой он вынужден покинуть родной город и перебраться в уже российский Крым, затем отправиться на поиски отца, пережить смерть бабушки и много чего ещё.

Вторая повесть книги, те самые «Дети декабря», названные по шестому альбому группы «Аквариум». Герой, уже другой, но всё тот же, отправляется в Киев, где его ждёт очередной майдан и новая борьба глупости с глупостью. И за этой политической пеленой Беседин пытается увидеть живого человека, который подобно Одиссею пытается вернуться домой, но вместо этого попадает туда же, откуда только что ушёл, в этот больной безумный мир.

И так далее. До боли красивая «Мебель», сильное социологическое «Воскрешение мумий» и странный «Красный уголь». Бесконечный поиск родины и мира, подкреплённый документальной хроникой, прекрасным знанием контекста и плотным языком реализма. «Дети декабря» стоит расценивать как военный роман с антивоенным характером, как советскую песню деда-ветерана, что сидит с аккордеоном у станции метро «Улица 1905 года». Вроде как про то, но на самом деле про другое. Только «Дети декабря» исполнены 32-летним российско-украинским прозаиком на пяти сотнях страницах, а не на баяне.

Да, это большая история, проникнутая обманами, болью и недоверием. Да, после «Детей декабря» хочется неделю смотреть детские мультики и не читать новостей. Но это достойная работа достойного автора. И конечно, она вызовет определённые споры, как среди литературных критиков, так и среди поклонников кухонных бесед о политике.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Последнее лето

Станислав Секретов о романах Ирины Богатыревой «Формула свободы» и Дарьи Бобылевой «Вьюрки»

Регулярное чтение. Элтанг, Адичи, Москвина

Полки книжных магазинов пополнились новыми романами прекрасных дам, но «женскими» эти истории не назовёшь. Сергей Шпаковский рассказывает о трёх свежих книгах.

Регулярное чтение. Капоте, Осипов, Геласимов

Ранние тексты Трумена Капоте, свежие работы Максима Осипова и дальневосточная экспедиция Андрея Геласимова. Сергей Шпаковский рассказывает о трёх новых книжках.

Без протезов

Станислав Секретов о романе Ольги Славниковой «Прыжок в длину», сложной теме жизни инвалидов и шквале критики в адрес Познера.