Проект It BOOK сейчас на реконструкции, но мы оставили текущую версию открытой для вас  

Книга недели. О книге Анны Бабяшкиной «Прежде чем сдохнуть»

29.11.2016
Текст: Екатерина Врублевская

Антиутопия или городской роман об очередном потерянном и перепуганном поколении. Тоска по запаху и прощание с пластиковыми контейнерами.

Книга «Прежде чем сдохнуть», которая вышла этой осенью, была написана в 2008 году и должна была встретиться с читателем много раньше. В контексте этого романа тот факт, что рукопись пролежала на полке годы, имеет большое значение, поскольку текст фиксирует и описывает время, рисует портрет поколения. И по прошествии времени картина явно требует новых оттенков.

Действие романа перенесено в 2039 год и ограничено пространством загородного пансиона (с короткими вылазками участников действия то в лес, то в город), где 60-летние дедушки и старушки доживают свой век. Тот факт, что 60-летних людей помещают в дом престарелых, вызывает недоумение, рановато их списали.

Бабяшкина описывает нынешних состарившихся тридцатилетних, но не всех из них, а представителей так называемого креативного класса. Герои романа как один – работники индустрии СМИ, помешанные на Слове и грезящие написать великую вещь, или представители сферы искусства – режиссеры и художники. В качестве сопутствующего компонента встречаются силовик и психолог в количестве по одной штуке каждого.

Креативный класс и впрямь оказывается креативным. Относительно трезво и неординарно мыслящие женщины, каждая со своим неврозом и ворохом проблем из прошлого. Протагонист, она же нарратор София Булгакова – журналист на пенсии – ведет свой рассказ довольно странным языком бунтующей девчонки в период пубертата и носит розовые плюшевые кофточки «Victoria's secret». Все это выглядит забавным и очень неправдоподобным. Однако, возможно, именно в этом издатели увидели провокативность романа, отказавшись его издавать много лет назад. Кстати сказать, тогда бойкий слог и описываемые причуды поколения действительно вызвали бы куда большее негодование и восторг (одновременно), чем сейчас. Очень и очень жаль, что книга вышла только сейчас, это тот текст, который нужно подавать горячим или редактированным согласно правкам, которые внесло время.

Вряд ли портрет невиданного доселе явления – креативный класс – или поколения творческих, работающих и думающих тридцатилетних можно считать исчерпывающим и заканчивающимся романом Бабяшкиной. Но безусловно, этот портрет списан честно и во многом очень точно. Центральный и вечно мятущийся персонаж Софьи мается и не находит себе места ни в собственной квартире, ни в пансионате, набираясь сил только в лесу и Слове. В этой оппозиции Бабяшкина очень метко обозначила проблему описываемого поколения, которое интеллектуально развито и хорошо образованно, которое много работает и не считает нужным рожать детей, которое живет в цифре и букве, но которое отчаянно тянется к простому и настоящему, хотя бы к лесу, в который и сбегает главная героиня. И только там получает разрядку, необходимую передышку, которая дает энергию и возвращает в ресурсное состояние.

Вообще прелесть «Прежде чем сдохнуть» именно в постановке проблемы. Не в сюжете, который выглядит слишком запутанным и даже странным, не в проработке характеров, каких-то лучше, каких-то хуже, а именно в гениальной и простой постановке проблемы. Экзистенциальной, насущной.

Поколению умников не хватает элементарных настоящих человеческих чувств и запахов. «Нас не пугают, а нам страшно». Страшно брать на себя ответственность, страшно рожать детей, страшно или не хочется испечь пирог или приготовить салат, а зачем? Ведь можно заказать. И проблема эта решится только тогда, когда мы пойдем в огород, нарвем огурцов с грядки, порежем их и польем ароматным маслом. Не потому что нужно развивать сельское хозяйство, а потому что салат этот не привезут нам в пластиковом контейнере из пластиковых овощей, а приготовлен он будет своими живыми руками из живой зелени, и пахнуть он будет не дорогим парфюмом или ароматизатором, а землей.

Самая сильная часть романа – послесловие, и в принципе возникает вопрос, почему бы не прочитать только его потому, что оно оставляет самое большое впечатление, и вся предыдущая часть кажется ненужным, затянутым вступлением с детективной интригой. Но каким-то удивительным образом именно этот затянутый зачин и раскрывает суть послесловия, в которое, прочитав с разбегу, без усилия никто бы и не поверил.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Гамлет мценского уезда или Жан-Батист Гренуй на русский лад

Екатерина Врублевская о книге Валерия Бочкова «Обнаженная натура», художественной части и тихих московских дворах.

Книга недели. Красная книга или корабль дураков

Екатерина Врублевская про "Азарт” Максима Кантора, утопические идеи и людей, изнуренных йогой.

Книга недели."Карлики смерти" Джонатана Коу

Яна Семёшкина о первом британском романе, написанном в сонатной форме

Книга недели. Магическая история обыкновенной жизни

В мае Phantom Press переиздали роман Джуно Диаса «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау». Смачно написанная проза, пропитанная доминиканским ветром, горестями и радостями одной семьи и целого народа. Книга-сказка, которая трогает за живое и поднимает серьезные вопросы, при этом залихватски виляя бедрами, целомудрие – это ведь не про магический реализм, правда?