Проект It BOOK сейчас на реконструкции, но мы оставили текущую версию открытой для вас  

Книга недели. Андрей Рубанов "Патриот"

02.05.2017
Текст: Яна Семёшкина

Агония малого бизнеса, прощание с героем и улицы собянинской Москвы. Зачем ещё читать новый роман Андрея Рубанова «Патриот»?

Московские страницы романа пропитаны запахом апельсинов, потом, духами, жареной картошкой и предчувствием  долгого вечера в компании рубановских героев – несостоявшихся олигархов, женщин за тридцать,  московской богемы и  бывших воротил. Роман в пятьсот печатных  страниц  написан «густо и жирно», читается легко – за  два вечера.

«Патриот» - эпитафия сразу по двум типажам современности, эта книга – прощание с героем времени, который оказывается  лишним человеком,  в классическом, литературном понимании. Сергей Знаев  - сквозной персонаж рубановских текстов, фигура с выразительным бэк-граундом девяностых, разорившийся бизнесмен, дважды отец, человек с принципами и здоровым чувством юмора, читатели помнят его со страниц «Великой мечты» и «Готовься к войне».  В свои сорок восемь Знаев дорожит временем, понимая, что его у него мало, спешит поставить последнюю сюжетную точку, рвётся в Донбасс.  

Тема «потерянного поколения» оказывается в равной степени  больной и неудобной  и для героя, и для автора. Девяностые не хочется вспоминать, они остаются исторической неотрефлексированной травмой, в тексте романа Рубанов конспектирует остромодную тенденцию, согласно которой время девяностых нужно «закрыть» в народном сознании и объявить потерянным. К потерянным в «Патриоте» примыкают и  «однотипные пергидрольные бесформенные женщины» и «помятые, похмельные мужчины, похожие на стоптанные валенки», и богемные, хрупкие художницы и олигархи, и бедняки.

«Патриот» – столичный  роман. В нём прочитывается честный, написанный без ехидств портрет собянинской Москвы с памятником Владимиру, бронзовым самоубийцей Маяковским, Новыми Черёмушками, театром «Современник»  и старыми домами на Тверской-Ямской.

«Москва никогда не спит. Москва всегда ест. Москва жуёт, проглатывает, вытирает жирные губы, Москва выпивает и закусывает, хрустит хрящами победительно».

Андрей Рубанов работает на чутком контрасте, то и дело описание современной столицы перебивает ностальгическое, постсоветское:  «А наслаждаться в те времена было легко, не существовало в той Москве ни автомобильных пробок, ни мегамоллов, ни айфонов, ни террористов,  ни фейсбука, ни Гарри Поттера, ни Рутрекера, - был только омытый весенней свежестью  бесконечный город, и бесконечное небо над ним, и люди, мужчины, женщины, бесконечно жаждущие друг друга».

В качестве литературной массовки Андрей Рубанов предлагает полухипстерское полугламурное закулисье  премии «GQ» – Ивана Урганта, Ксению Собчак, Ренату Литвинову, Тома Форда и - неожиданно Захара Прилепина.  На фоне  реальных людей с эпизодичными поступками и проблемами Сергей Знаев утопает в маргинальности и как человек, и как персонаж. Этот мир не для него, он не находит в нем прочного места, не видит смысла. Двоемирие  «Москва-Донбасс» заводит Знаева в тупик, в результате  герой не может примкнуть ни к тому, ни к другому берегу, приближая ветхозавтный финал.

Роман «Патриот» единодушно был принят критиками как  долгожданное веское художественное высказывание о войне в Донбассе, убитой экономике, доставшейся России в наследство с Крымом, агонии малого и среднего бизнеса. Героизм "патриотов Знаевых" состоит в их созидательности, они превращают пустоту в содержание. Их не всегда можно назвать бизнесменами, они, скорее, оригиналы. Знаев, будучи придавлен долгами, экономическим и экзистенциональным кризисом, вопреки всему продолжает делать то, что требует от него время. Он разрабатывает и запускает в производство дизайнерские  телогрейки. Телогрейка - вещь, которую не жалко, к тому же она не убиваема. «Телогрейка, - говорит Знаев,  - часть нашей национальной матрицы», - она воплощение русской жизни, вещественное доказательство главного правила наших патриотов -  «Пользоваться, но не беречь. Любить, но не ухаживать».

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Гамлет мценского уезда или Жан-Батист Гренуй на русский лад

Екатерина Врублевская о книге Валерия Бочкова «Обнаженная натура», художественной части и тихих московских дворах.

Книга недели. Красная книга или корабль дураков

Екатерина Врублевская про "Азарт” Максима Кантора, утопические идеи и людей, изнуренных йогой.

Книга недели."Карлики смерти" Джонатана Коу

Яна Семёшкина о первом британском романе, написанном в сонатной форме

Книга недели. Магическая история обыкновенной жизни

В мае Phantom Press переиздали роман Джуно Диаса «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау». Смачно написанная проза, пропитанная доминиканским ветром, горестями и радостями одной семьи и целого народа. Книга-сказка, которая трогает за живое и поднимает серьезные вопросы, при этом залихватски виляя бедрами, целомудрие – это ведь не про магический реализм, правда?