Проект It BOOK сейчас на реконструкции, но мы оставили текущую версию открытой для вас  

Как стать резидентом или полный пансион

02.11.2016

Писатель Анна Матвеева из первых уст рассказала It book  о жизни в писательских резиденциях.

Надо признаться, написать о жизни резидентов Анну Матвееву мы уговаривали довольно долго. Со своим журналистским любопытством мы интересовались абсолютно всем. Писательские резиденции – это такие сакральные сообщества и средневековые замки, куда уезжают быть наедине с природой и писать романы или общежития, где писатели веселятся, пьют коньяк и ни о каких книгах даже не вспоминают? Как туда попасть? В резиденции могут жить только писатели или и обычные туристы тоже? В общем к нашей общей радости, Анна Матвеева чуть отодвинула ширму и провела нас прямиком в мифологизированный мир под названием писательская резиденция. Начинаем экскурсию.

 

Мой первый опыт работы в писательской резиденции едва не стал последним – в самом начале «смены» я заблудилась в непроходимом лесу и вынужденно штурмовала горную реку. Но это была единственная неприятность, приключившаяся со мной за все четыре недели в Hawthornden Castle. И ещё не покинув своей кельи в шотландском замке 15 века, я сочиняла заявки на участие в новых программах для писателей со всего света. Коттедж Керуака? Вилла Маргерит Юрсенар? Шато Лавиньи? Дайте все, и если можно – с полным пансионом.

Кому это нужно

Писателю, каким бы общительным душкой он ни выглядел, нужны уединение, новые впечатления и, естественно, средства к существованию. Хорошо, если всё это имеется по месту прописки, совпадающему с местом постоянного проживания – а если нет? Сочинителей, которые живут за счёт собственного литературного труда, в России (да и во всём мире, как выяснилось) очень мало – практически каждый мой коллега вынужден работать кем-то ещё. Редактор, преподаватель, журналист, корректор с утра до вечера имеет дело с чужими текстами - писать своё получается или по выходным, или урывками в течение дня, или ночами… А ведь есть ещё и семья, быт, заботы – эти обязанности не делегируешь. Вот и получается, что главное дело жизни съезжает на обочину, муза начинает капризничать, писатель впадает в депрессию… К счастью, какой-то умный человек (не знаю его имени, но беспрерывно благодарю и восхищаюсь) придумал способ бороться с этой напастью – и открыл двери первой в мире резиденции для авторов, которым не хватает нормальных рабочих условий.

На что это похоже

Чаще всего резиденции (их также называют приютами, ретритами, колониями или, на советский манер – домами творчества) открывают в замках или на виллах богатых меценатов, которые могут себе позволить такую роскошь – время от времени пускать на постой творческий люд. Из любви к искусству исключительно. Типичный пример такой резиденции – тот самый шотландский замок Hawthornden, принадлежащий миссис Дрю Хайнц, наследнице империи кетчупов. Иногда приюты для писателей устраивают в бывшем доме знаменитого писателя или издателя – например, имя Генриха-Марии Ледиг-Ровольта увековечено в названии фонда, поддерживающего чудесную резиденцию Lavigny, открытую в швейцарском "шато" немецкого издателя. Значительно реже здание резиденции возводится специально для этой цели – как в случае с фондом Jan Michalski в Монрише.

Где находятся

Резиденции для писателей работают по всему миру – достаточно заглянуть на сайт http://www.transartists.org/map, чтобы в этом убедиться. Но больше всего их, конечно, в Европе и в США. Как правило, резиденции открывают в живописных местах, чтобы писатель вдохновлялся окружающим ландшафтом, не покидая рабочего места.

Условия

Всё зависит от того, какая это резиденция – условия могут быть разными, но неизменным остаётся главное: писатель на некоторое время получает кров и стол, просто в одних случаях жильё и питание оплачивает принимающая сторона, а в других гость должен перечислить на счёт организации некое пожертвование (иногда чисто символическое, иногда вполне себе существенное). Встречаются, пусть и реже, ретриты, во время пребывания в которых писатели не только ничего не тратят, но ещё и получают стипендию (опять же – или чисто символическую, или вполне существенную). Конечно, попасть в резиденцию с полным пансионом, да ещё и с "окладом" хотят многие, поэтому желающие занимают очередь за несколько лет (как, например, в латвийском Вентспилсе, где всё расписано на два года вперёд). Самый распространённый, усреднённый, так сказать, вариант – это приглашение на определённый срок (от месяца до трёх, хотя бывает и две недели, и полгода, и год), без оплаты дороги и стоимости оформления визы, с бесплатным проживанием и питанием. С питанием могут быть разные варианты. Например, в Хоторндене вас будут кормить три раза в день (завтрак и ужин подают в столовой, обед приносят в комнату – горячий суп в термосе и сэндвичи, ну а чай-кофе-плюшки и свежие фрукты доступны в течение дня). На спиртное писатели обычно скидываются, хотя хозяева тоже не скупятся – и наливают. В Лавиньи гостей кормят ужином – и подают его на элегантной веранде, откуда можно любоваться панорамой Лемана и Альп, а завтрак и обед гости готовят сами из продуктов, которые закупает администратор резиденции. Кстати, именно от администратора – и от того, какая подобралась компания – зависит очень многое, но об этом речь в следующей главе.

Подводные камни

Главный вопрос, на который вы должны себе честно ответить, прежде чем отправить заявку – достаточно ли хорошо я знаю английский, чтобы разговаривать на нём с незнакомыми людьми изо дня в день? Общение с хозяевами ретрита, коллегами, временными «сожителями» и обслуживающим персоналом (уборщики, повара и т.д.)– неотъемлемая часть пребывания в резиденции, а кое-где отдельно прописывается, что писатель-резидент должен принимать участие в открытых чтениях для публики, общаться с журналистами, проводить мастер-классы и тому подобное. Переводчика не будет, придётся рассчитывать только на собственные знания… Представьте, что каждый вечер за ужином вам придётся поддерживать разговор на чужом языке – и разговор этот вряд ли будет касаться школьных тем из учебника: наши «европские» коллеги любят обсуждать книжные новинки, цитировать классиков, рассуждать о политике, философии и так далее… Отмазки (дескать, я нелюдимка, плохо себя чувствую, буду ужинать в комнате, ко мне пришла муза и пр.) не пройдут – небрежений правилами здесь не прощают. Единственный выход для тех, кто, как и я, знает английский достаточно средне – это отнестись к пребыванию в ретрите как к языковому интенсиву и полному погружению.

Но даже тем, кто владеет иностранным, как своим, не избежать другого риска - успех или неуспех вашей работы в ретрите во многом зависит от людей, которые будут находиться рядом целый месяц. Конечно же, все стараются вести себя как цивилизованные граждане – соблюдать приватность, уступать друг другу и тому подобное, но… кого мы пытаемся обмануть? Писатели, где бы они ни жили, люди по определению нервные, трепетные и эгоцентричные, поэтому лёгкие (а порой и средней тяжести) конфликты случаются даже в таких райских местах, как резиденции. Достаточного самого мелкого недопонимания – например, одной писательнице вдруг показалось, что её коллеге дали комнату с лучшим видом и большей площадью. Почему, на каком основании?! Кто, вообще, распределяет комнаты, и почему, кстати, нельзя было добавить в сэндвич побольше салатных листьев? И принтер снова не работает…

Не дай бог, если с вами рядом окажется такая вот склочница, поминутно предъявляющая администраторам претензии – и начисто забывшая о том, что ей вообще никто ничего не должен, и что поездка сюда – это щедрый дар, а не приобретенный за свои кровные комплексный тур! Увы, предугадать, кто будет с нами рядом в резиденции, невозможно - могу лишь пожелать удачи и везения. Но вот бытовые и рабочие вопросы можно снять заранее. На стадии переписки с администратором выясните, есть ли на территории резиденции прачечная, или вещи надо будет отдавать в стирку?.. У каждого писателя будет своя ванная, или нужно делить её с коллегой (коллегами)? Могут ли на кухне учесть ваши пищевые предпочтения-ограничения? Будет ли «культурка» (недавно узнала, что так называется «культурная программа» на языке современных чиновников - прелесть, какой ужас, не правда ли?)? Как далеко находится резиденция от крупного города, смогут ли вас встретить и проводить в аэропорту или на вокзале? Есть ли переходники для электричества (актуально для Великобритании и США), или вы должны привезти их с собой? Как выглядит библиотека резиденции, есть ли в ней нужные вам словари? Можно ли будет пригласить на ужин гостя, который приедет вас навестить? И так далее, и так далее…

Администратор резиденции – ваш первый друг и помощник, поэтому относитесь к нему с уважением и благодарностью. Кстати, чаще всего администраторами в подобных заведениях работают люди творческого труда – те же писатели, поэты, режиссёры, художники… К самостоятельным поездкам резидента хозяева, как правило, относятся нормально – но не забывайте предупредить о своём отсутствии, и помните о том, что вы приехали сюда прежде всего работать. Постоянное отсутствие в резиденции будет выглядеть как минимум странно.

Ну и наконец: настоятельно советую оформить медицинскую страховку и даже при условиях полного пансиона иметь при себе некоторую сумму наличных денег.

Правила игры

Заявки в резиденции подаются в определённое время – каждая устанавливает свои сроки на следующий год, но чаще всего это делается за 12 и более месяцев до начала сессии. Самое простое – найти электронный адрес приюта и попросить администратора выслать вам список необходимых документов. От вас потребуется сочинить CV, заполнить анкету, рассказать о проекте, над которым вы планируете работать в резиденции подготовить 10 страниц переведённого на английский язык текста (это может быть рассказ или отрывок из романа), взять 1-2 рекомендации у филологов или бывших резидентов. Всё опять-таки на английском. Заполнили, отправили по указанному адресу – и теперь ждите решения особой комиссии, которая будет рассматривать вашу заявку. Если оно будет положительным, администратор спросит, какая сессия для вас предпочтительна – летняя, осенняя, зимняя? Дело в том, что некоторые резиденции работают лишь несколько месяцев в году, а в остальное время в замке или на вилле проживают владельцы-меценаты или их друзья. Сезон имеет значение – например, в Хоторндене лучше всего весной, в Лавиньи – летом, а в Вентспилсе – ранней осенью. Договорившись о сроках, попросите администратора прислать вам официальное приглашение – оно будет необходимо для оформления визы.

Ну а если вам откажут (со мной такое бывало) – не огорчайтесь! Резиденций в мире почти так же много, как писателей.

Как отчитаться

Будет достаточно прислать администратору экземпляр книги с автографом - той, над которой вы работали в резиденции. Конечно, никто не предполагает, что вы напишете за месяц целый роман - важно, чтоб вы заметно продвинулись вперёд.

Не всё писателям

Резиденции бывают не только писательскими. В поисках нужной информации я натыкалась на приюты для художников, скульпторов, керамистов, композиторов, актёров и даже медиумов. Так что ищите – и поедете!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Литературные путешествия. Питер. История «бродячей» богемы

Не так давно вышел сборник рассказов «В Питере жить», где писатели и знаменитые жители города показывают нам свой Петербург. Мы тоже решили рассказать об одном питерском местечке с удивительной историей.

Литературные путешествия. Израиль

В нашей традиционной рубрике о путешествиях на этот раз отправляемся в Израиль. О том что читают и любят тамошние жители расскажет директор книжного магазина Мария Павловецкая, которая живет в Израиле вот уже 12 лет.

Город месяца. Белград

От окраины к центру. Пешие прогулки по улицам Белграда.

Кулинарная проза. Путешествия

Представляем вашему вниманию отрывок потрясающей книги Сергея Горяйнова «Гастрономия туризма». В двух частях которой собран уникальный культурологический материал. Автор рассказывает об особенностях национальной кухни более десятка стран: Чехии, Португалии, Израиля, Англии, Турции и многих других через призму литературы, истории, живописи. Незабываемый опыт, полное погружение в текст с запахом кофе и цитатами Лопе де Веги гарантируем. И начинаем с Испании.