Гамлет мценского уезда или Жан-Батист Гренуй на русский лад

11.10.2017

Екатерина Врублевская о книге Валерия Бочкова «Обнаженная натура», художественной части и тихих московских дворах.

«Обнаженная натура» Валерия Бочкова – текст с весьма неожиданными поворотами. Начинается все бытописанием жизни молодого студента – художника, «мальчика из хорошей семьи», который живет в шикарной и оставленной на время затянувшейся рабочей поездки родителей квартире. Герой молод, красив и весьма чувствителен. Суровость отца и особенности, так сказать, этических императивов брежневских времен идут несколько вразрез со свободолюбивой душой начинающего мастера. Однако он кажется вполне довольным жизнью, пока в ней громом и молнией не возникает прекрасная натурщица Лариса в желтых резиновых сапогах. 

С этого момента ароматная, очень красиво разукрашенная, тихая, сытая и со смаком описанная (хотя и весьма кратко) московская жизнь заканчивается. И начинается самый настоящий американский триллер, что поначалу весьма раздражает. Про номенклатурные квартиры, напичканные дорогими, обязательно привезенными из-за границы вещицами и гулкие московские дворы хочется читать дальше, не отвлекаясь на кричащие выкрутасы сюжета, которые кажутся совершенно лишними.

Юная и чистая сердцем Лариса мучается от нападков своего дяди, который регулярно насилует ее. Дядя – законченный негодяй и большая шишка очень маленького роста. По классическим законам психоанализа натерпелся в детстве от брата – двухметрового красавца и умника (отца Ларисы). Был все время в его тени, пока не расправился с ним средствами, весьма доступными в его высокой должности. Прибрав впоследствии к рукам, ну и прочим частям тела его жену и дочь. В общем, влюбленные решаются дядю убить.

Постепенно триллер начинает обретать совершенно бытовые понятные границы и становится гораздо более убедительным. Кстати, в книгах Бочкова так бывает довольно часто. Автор улетает в патетические рассуждения, поиск смыслов и высокие оппозиции (в «Обнаженной натуре» есть очень красивая оппозиция живого и мертвого тела и несколько избыточные оппозиции гения и злодейства, потустороннего и реального). Это портит впечатление от текста до тех пор, пока вновь не нащупаешь внятное человеческое начало. Истерики девушки, крушение иллюзий, разлетевшуюся на осколки жизнь и предметы дорогого интерьера – все это то самое внятное начало, честно и очень по-человечески. Хоть и не без американского налета в виде штампов и обязательных мест в развитии событий.

К слову об Америке. Автор много лет живет в Штатах. И так же, как его герой, является выпускником художественно-графического факультета. Возможно, поэтому фрагменты текста, которые описывают богемную жизнь нью-йоркского художника с вечеринками, фриками и породистыми моделями или скажем, части, где Бочков рассуждает о рисунке, передает звук скольжения карандаша по бумаге или холодную тяжесть ножа (который используют, чтобы заточить грифель) в руке оказываются самыми удачными и чувственными. Самыми прожитыми.

Роман, небольшой по объему – прекрасно смотрелся бы, будь он только вот об этих простых вещах, без выкрутасов сюжета в сторону то ли Раскольникова, то ли Гамлета, то ли Гренуя, которые перемешались и, безусловно, добавили перца. Специи, как известно, каждый добавляет на свой вкус – в данном случае автор бросил хорошую горсть. Но кто как любит – так это уже вопрос другого порядка.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Книга недели. Красная книга или корабль дураков

Екатерина Врублевская про "Азарт” Максима Кантора, утопические идеи и людей, изнуренных йогой.

Книга недели."Карлики смерти" Джонатана Коу

Яна Семёшкина о первом британском романе, написанном в сонатной форме

Книга недели. Магическая история обыкновенной жизни

В мае Phantom Press переиздали роман Джуно Диаса «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау». Смачно написанная проза, пропитанная доминиканским ветром, горестями и радостями одной семьи и целого народа. Книга-сказка, которая трогает за живое и поднимает серьезные вопросы, при этом залихватски виляя бедрами, целомудрие – это ведь не про магический реализм, правда?

Книга недели. Андрей Рубанов "Патриот"

Агония малого бизнеса, прощание с героем и улицы собянинской Москвы. Зачем ещё читать новый роман Андрея Рубанова «Патриот»?