Джон Кутзее «Детство Иисуса»

20.11.2015
Текст: Владимир Еремин

Джон Максвелл Кутзее — один из самых значимых современных англоязычных авторов. Каждая его книга приковывает к себе внимание мировой литературной общественности и провоцирует острую реакцию.

Джон Максвелл Кутзее — один из самых значимых современных англоязычных авторов. Каждая его книга приковывает к себе внимание мировой литературной общественности и провоцирует острую реакцию. Последний роман «Детство Иисуса» не стал исключением и вызвал очень неоднозначные отзывы. Подавляющему большинству критиков роман показался тяжелым, неясным, запутанным, другая же часть кртикующего цеха от романа пришла в восторг. Мы скажем только, что Кутзее – автор, с книгами которого обязательно нужно познакомиться. Странные, тягучие и ни на что не похожие тексты перемещают в некое вязкое и очень необычное пространство и время, хронологию и географию которых определить невозможно или по крайней мере очень сложно. Если вы не читали Кутзее раньше, вряд ли стоит начинать с «Детства Иисуса», попробуйте сначала, скажем, «В ожидании варваров». Ну а пока все же вернемся к последней книге именитого автора.

«Детство Иисуса» — роман о бесконечном поиске жизни среди мертвой системы слаженно работающих неизвестных сил, кромсающих и формирующих человека под свои требования.
Здесь судьбы двух посторонних друг другу людей, пожилого мужчины Саймона и совсем юного ребенка Дэвида, оказываются тесно сплетены на просторах антиутопического загробного мира. Все жители загадочной страны Новиллы потеряли память о прошлой жизни, и только один Саймон мучается от старых воспоминаний, приводящих его к постоянному конфликту с новым окружением. Справиться с давлением чуждых ему, абсурдных порядков помогает лишь забота о маленьком мальчике.
«Детство Иисуса» — история вовсе не о чудесном рождении спасителя в Вифлеемском хлеву и его дальнейших странствиях по Иерусалиму. Кутзее никогда не обладал привычкой упрощать читателю понимание своих текстов. Так что вполне возможно прочитать весь роман от начала до конца и так и не понять, в чем состоит смысл названия, при чем тут Иисус из Назарета? Свойственные постмодернистским романам аллюзии и цитаты у Кутзее – не просто не очевидны, они всегда тщательно замаскированы. Чтобы их расшифровать, нужно нырнуть в самую глубину мистического текста.
Существует некая параллель между героем книги Давидом и Иисусом, но проявляется она не явно. Например, в эпизоде, когда мальчик в школе пишет на доске: «Я есмь правда», — этот момент является самой очевидной связью образа Давида с образом Иисуса, заявлявшего «Я есмь путь и истина». Кроме того, настойчивое нежелание Давида взрослеть и принимать правила окружающей его утопии очень похоже на бунт самого Иисуса. Ведь и он был ребенок Бога, отказывающийся мириться с порядками тогдашнего общества, о чем говорит, к примеру, сцена изгнания торговцев из храма, конфликт с иудейским царем, конфронтация с Понтием Пилатом. Как и Иисус, Давид совершает в течение повествования серию маленьких чудес, вроде побега из специальной школы, куда его отправляют за непослушание. Подобно тому, как Иисус воскресил Лазаря, Давид демонстрирует желание воскрешать мертвых и бросать вызов смерти: он говорит, что «вдохнет» дух в мертвого грузчика, погибшего в результате несчастного случая, и в мертвую лошадь.
Прелесть чтения романа в том числе в том, что он предполагает множество трактовок. К примеру, что представляет собой Новилла? В тексте при описаниях этой страны неоднократно упоминается слово «limbo», смысл которого связан с культурой католицизма. В классическом католическом богословии термин «лимбо» означает абстрактную местность, куда после смерти попадают люди неверующие, но добродетельные. Однако что именно имел в виду автор в каждом конкретном случае, знает, разумеется, только он сам. Поэтому мы можем в полной мере и с удовольствием играть с текстом, смыслами и свои воображением, раз уж нам это разрешается. Это очень интересный читательский опыт: отойти от прывычного для нас (скажем, по Бальзаку или нашей классике) понимания жанра романа и погрузиться в увлекающий водоворот, который предлагает Кутзее.

  Купить книгу

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Школа для дураков". Как я читала.

В нашей новой рубрике «Личный опыт» мы решили делиться собственным опытом чтения неоднозначных текстов. На сей раз Яна Семёшкина вспоминала вечера в компании Саши Соколова и его романа «Школа для дураков».Вышло художественно и немного пьяно.

Про тот самый "дивный" мир

В нашей новой рубрике «Личный опыт» мы решили делиться собственным опытом чтения неоднозначных текстов. На это раз журналист Оксана Верещагина вспоминает вечера с антиутопией «О Дивный Новый мир» Олдоса Хаксли.

Личный опыт. Как я читала Карлоса Кастанеду

В нашей новой рубрике «Личный опыт» мы решили делиться собственным опытом чтения неоднозначных текстов. Первым на очереди стал цикл романов «Учения Дона Хуана» мистического автора Карлоса Кастанеды, сквозь который продиралась наш журналист Оксана Верещагина.