"Черный пиар". Новая раскраска для взрослых от Чака Паланика

04.10.2017

Мы тут для вас приготовили рассказ из нового сборника "Приманка" - разудалого комикса от создателя культового "Бойцовского клбуа". Восемь историй, которые проиллюстрировали лучшие авторы комиксов со всего мира. Причем, каждая картинка бесцветная, раскрасить ее предлагается читателям. Раскрашивать, разумеется придется не утят, а мрачноватые сюжеты в духе Паланика, но от этого только интересней, правда ведь?

То совещание во вторник проходило спокойно, пока не добрались до последнего вопроса. Этой темы не было в повестке дня, но накануне о ней упомянул Конан О’Брайан (Конан Кристофер О’Брайен (род. 1963) — американский комик, сценарист, телеведущий комедийных ток-шоу) и  теперь она разрывала социальные сети. Никто не обсуждал этого с малюткой Риз, по крайней мере официально, но не почувствовать, что происходит, мог разве что глухой и слепой. Верная себе, Риз села во главе стола для заседаний и объявила перерыв, норуководитель юридического отдела возразил:

— Еще рано.

Юридический многозначительно посмотрел на Маркетинг, и  Маркетинг встал с  кресла, чтобы опустить жалюзи. Он запер дверь в переговорную и вернулся на место, а Юридический нажал на нужную кнопку и притушил общий свет. На стене появился белый экран «Пауэр Пойнта». Верная себе, Риз спросила:

— Ребят, к чему такая секретность? Никто  — ни Юридический, ни Маркетинг, ни Связи с общественностью, ни Разработка — не хотел стирать с  ее милого личика обаятельную и  озорную улыбку. Юридический взял сценарий, который они набросали все вместе.

— Дорогая Риз,— прочитал он.

— Никто из твоей команды — команды Риз — ни за что бы намеренно тебя не обидел. Он сделал паузу. Верная себе, Риз наклонила голову. Все еще улыбаясь, она потупила глазки и победно вздохнула.

— Мы бы скорее забили до смерти детенышей тюленей, чем показали тебе это, — кивнул Маркетинг.

— Я бы скорее бросил панду под нож, — добавила Разработка. «Пауэр Пойнт» мигнул, и  пустой экран сменился изображением — блестящий белый овал, похожий на рамку для фотографий, огибал абстрактный объект. В  центре плавали отвратительные коричневые бревна. Зловонный, жуткий затор из бревен, которые медленно скрывались в грязной воде. Внизу было подписано: «Это ты наложила?». Никто не сказал ни слова. Юридический снова нажал на кнопку, и картинка сменилась другим белым овалом, чуть отличающимся по форме от первого. Снимали сверху. На заднем фоне виднелась розовая половая плитка. Ровные шестигранники. В центре овала была еще теплая, неуклюже свернувшаяся в  клубок ядовитая серовато-коричневая вонючая змея. В  подписи значилось: «Угадайте, у кого вчера на ужин была мексиканская кухня?». Верная себе, Риз осмотрела всех сидящих за столом. Ее личико в форме сердечка пылало огнем, а смущение было заметно даже в полумраке переговорной. Юридический снова нажал на кнопку. На следующем слайде была фотография целой кучи отвратительных фекалий на полу. Всего в  шаге от унитаза, видневшегося на заднем плане. Возведенная и оставленная на линолеуме горячая гора испражнений. И подпись: «Ой!». Это сайт, объяснил Юридический. На каком-то сервере в Эстонии. Он глубоко вздохнул и выдавил: — ReeseFeces.ee.

 

Никто не хотел ей об этом говорить. В последние несколько месяцев команда Риз надеялась, что пыл эстонских шутников поугаснет и все рассосется само собой, но теперь, когда Конан упомянул об этом в вечернем телеэфире, последствий было не миновать. Один блестящий косяк бесхребетной коричневой форели уже появился в  «Инстаграме» и  собрал полмиллиона лайков. Другой мерзкий ком готовых к перерождению личинок ретвитнули четыре миллиона раз.

 

Кто-то из сценаристов шоу Киммела (Популярное американское комедийное ночное ток-шоу «Джимми Киммел в прямом эфире». ) слил информацию о  своем намерении уделить этой теме семь минут эфира, а  шутники Дэниэла Тоша (Дэниел Тош (род. 1975) — американский стендап-комик, актер, писатель и ведущий. С 2009 г. ведет собственное комедийное шоу Tosh.0. ) собирались использовать новость в качестве отправной точки для специального часового выпуска на кабельном. Зубную пасту обратно в тюбик не запихать, продолжил Юридический, поэтому пора столкнуться с  проблемой лицом к лицу. С дрожащими губами, пытаясь сдержать слезы, Риз пробормотала:

— Но почему не Гвинет? Она нахмурилась и стала похожа на грустную хеллоуинскую тыкву. — Они десять месяцев творят то же самое с Мерил, — заметила Разработка.

— Она просто смеется им в лицо, — добавил Маркетинг. Риз шмыгнула носом. Насупилась.

— Мерил легко смеяться. У нее три «Оскара»! 

— Риз ударила крошечными кулачками по столу. 

— А я притворяюсь, что иду по Аппалачской тропе, и ничего. На них обрушились метрические тонны тишины. Далекие ледники успели приблизиться к  морю, прежде чем в  переговорной раздалось следующее слово. «Пауэр Пойнт» показал новую фаянсовую чашу, полную коричневых комков. А  затем  — блестящий горшок наметанных нечистот. Наконец Маркетинг сказал:

— Мандзони утверждает, что даже дерьмо артиста — искусство. Связи с общественностью, кивая, добавили:

— А  увидеть фекалии во сне  — к  непременному богатству.

Но напряжение все равно не ослабло. Риз по очереди изучала всех присутствующих глазами, проверяла их, оценивала команду. Верная себе, она нацепила отважную полуулыбку и сказала:

— Ребята, я уверена, вы бы не стали даже упоминать об этом, если бы у  вас не было наготове какого-нибудь блестящего решения. Юридический пальцем указал на лепрозную, пузырящуюся лаву, растекающуюся во всех направлениях, а затем перевел тот же палец на Риз.

— Во-первых, — начал он, — это дерьмо твое. Верная себе, Риз приняла это близко к сердцу. Она возмущенно распахнула рот и воскликнула:

— Вот и нет! 

— Тут она перевела дух. 

— Вы только посмотрите на размер! Юридический поднял руки, раскрыл ладони и слегка похлопал ими по воздуху.

— Я останусь при своем мнении.

— Риз, милая, просто признай это, — настаивали Информационные технологии. На экране были видны две большие черные мухи. Одна с опаской ползала по куче вонючих кишечных тампонов. Другая зависла в воздухе, как будто ожидая своей очереди. Риз сложила на груди тонкие руки. Она фыркнула и задрала свой курносый нос. Она была на грани истерики.

Юридический быстро нажал на кнопку, и  на экране возникла зловонная лужа кишечной блевотины… Затем недоношенный ребенок подержанной ветчины… Затем туалетная жаба в оливковых пятнах с  кукурузными вкраплениями. На стене появлялись новые и  новые фотографии, а  Юридический утверждал:

— Риз, это все твоя работа. А это… Маркетинг взял лазерную указку и  обвел ярко-красной точкой обтекаемые коричневые формы. Подобно малиновой фее, точка танцевала на экране, скользя по кривым испражнениям. Риз, в свою очередь, запинаясь, вскричала:

— Но я мать! 

— Она осеклась.

 — Мои дети… Она ерзала на стуле, рассматривала свой маникюр, глядела в потолок, пыталась встретиться с кем-то глазами, смотрела куда угодно, но не на серовато-коричневую глинистую массу бывшего фастфуда, занимающую всю стену комнаты. Рассерженный Юридический щелкнул пальцами прямо возле ее изящного лица.

— Это ты наложила? — спросил он. На экране показалась новая гадость, и  он направил на нее ее взгляд. 

— Это твое? Высоко над головами присутствующих висела груда мягких ощипанных обезьяньих хвостов. Дрожа, Риз воскликнула:

— Нет! 

— А  затем, потерпев полное поражение, повесила голову и прошептала: 

— Ладно. Ее плечи поникли. Она шмыгнула носом. На поверхность стола для переговоров упала одинокая слеза. В блестящей полусфере капли отразилась крошечная камея ее печали. Казалось, архивам сайта нет конца. Большинство фекалий лежало в  различных унитазах. Одна особенно отвратительная армада вонючих коричневых бананов была свалена прямо в раковине.

— На мой взгляд, 

— объяснил Юридический, — если ты признаешь, что это… — Некоторые из них даже на человеческие не похожи!  — перебила Риз.

  — В  одной блестит рождественская мишура! Юридический невозмутимо дал ей закончить. — Как бы то ни было, — сказал он, — если ты признаешь право собственности на данные творения, мы можем потребовать прекращения противоправных действий, апеллируя к  нарушению международных авторских прав. Риз состроила гримасу. Страдальчески взглянула на сияющую раковину. Немного подождала.

 — Первая фаза нашей стратегии, — продолжил Юридический, — заключается в том, что мы выставим тебя жертвой кал-парацци. Верная себе, Риз пришла в замешательство. Связи с общественностью тут же подхватили тему и сказали:

— Их называют кал-парацци. Целые толпы фотографов прячутся по углам и  только и  ждут, пока какая-нибудь знаменитость забудет за собой смыть. Как только Риз официально признают жертвой сталкера, Джимми Киммел откажется затрагивать эту тему. Юридический заверил, что СМИ тут же станут сочувствовать ей.

— И тут мы запустим вторую фазу. Он объяснил, что на второй фазе они подтолкнут других знаменитостей выкладывать фотографии собственных черных, омерзительных, деформированных силой тяжести кишечных выбросов, снабжая их хештэгом #ЯТожеГажу. — Коротко и ясно, — вставила Разработка.

Риз улыбнулась. Она просияла, как солнечный луч. Как теплый ветерок в этой душной, темной комнате с  гигантской фотографией отвратительного дерьма, до сих пор висящей на стене. Связи с  общественностью восторженно оживились. Джеймс Франко (Джеймс Эдвард Франко (род. 1978) — американский актер, режиссер, сценарист, продюсер, художник, писатель. ) и  Сет Роген (Сет Аарон Роген (род. 1982) — канадский и американский актер и сценарист. ) уже пообещали выставить на всеобщее обозрение собственные шаткие терриконы грязной заднепроходной скульптуры. Кристен Уиг (Кристен Кэррол Уиг (род. 1973) — американская актриса. ) только на этой неделе выложила целых шесть штук. Шесть разных слоновьих кладбищ угрюмых, мерзких и  вонючих отбросов. Первыми присоединятся комедианты и молодежь, но команда Риз не сомневалась, что в  итоге свой вклад внесут и  громкие имена вроде Роберта Редфорда (Чарльз Роберт Редфорд мл. (род. 1936) — американский актер, кинорежиссер и продюсер. ) и  Ширли Маклейн (Ширли Маклейн (род. 1934) — американская актриса и писательница. ) .

— А потом… 

— Юридический улыбнулся, — начнется третья фаза. Мы откроемся для всех. Каждая японская школьница ринется на защиту Риз. В ее поддержку каждый сомалийский туземец с  телефоном будет постить собственные жалкие, зловонные, извергнутые на корточках кучи. Однако главное было не терять времени. Поговаривали, что Сандра Буллок (Сандра Буллок (род. 1964) — американская актриса. ) вот-вот разыграет сталкерскую карту. Кал-парацци и  ее поливали грязью. Поэтому, стоит команде Риз опоздать хоть на минуту, как их сочтут ничтожными подражателями, поднимающими ложную тревогу

— Можем раскрутить это себе на пользу, — заявила Разработка.

— Это как новое секс-видео! — кивая, добавили Связи с общественностью. После таких публичных мытарств, сказал Юридический, после того как мир встанет на защиту Риз, как проявит себя всеобщая любовь, как любимица Америки будет отомщена…

— На следующий год, — заключил он, — ты будешь первая в очереди за новым «Оскаром». Ее ясные глаза, глаза эльфа, заблестели от слез. Риз отважно сдержала их. Она сглотнула. Ее милый ротик открылся, но слова не приходили. Она пыталась  вздохнуть поглубже. Взять себя в  руки. Собравшись с силами, она выдавила:

— Думаете? Все присутствующие в  комнате, вся команда Риз, тотчас повернулись к  бесформенной массе мягких брызг, которая заполняла собой дальнюю стену. С  полной уверенностью в  своей правоте и  немалой долей надменности Юридический заверил Риз: — Ты платишь нам не за то, что мы думаем. 

— Он сделал паузу. 

— Ты платишь за то, что мы знаем. Стол для переговоров зажегся улыбками. Связи с  общественностью пообещали до трех часов выпустить необходимый пресс-релиз, а  за час до этого слить его по всем крупным каналам. Вечером по телевидению только и разговоров будет, что об этом. Когда все поднялись на ноги и  собрались выйти из переговорной, Риз попросила их задержаться еще на пару минут. Катастрофу уже предотвратили, так что она снова улыбалась: сущий ангелочек, любимый всеми и каждым.

— Ребята, я  понимаю, вы действуете в  моих интересах… — Ее лицо помрачнело, как будто она пыталась подобрать слова. 

— Прошу, не поймите меня неправильно… Она обеспокоенно взглянула на здоровенные кишечные пробки, которые до сих пор красовались на стене. Ей просто хотелось узнать, объяснила она, не спланировала ли команда Риз все это у нее за спиной, чтобы создать необходимый ажиотаж в  преддверии «Оскара»? Первым засмеялся Юридический. Затем Разработка. Вскоре смеялись уже все, кроме Информационных технологий. Их глаза просто изучали висящий на стене натюрморт из красно-коричневых пальцев йети. Смех постепенно стихал, пока все по очереди выходили из переговорной. В конце концов в  комнате остались только сама Риз и ИТ. С глазу на глаз ИТ сказали:

— Сервера действительно отследили сайт до Эстонии… — ИТ поежились и  встревоженно взглянули на Риз. 

— Но это был отвлекающий маневр. Информационные технологии подняли подбородок и открытой ладонью провели по щекам и шее, словно проверяя, не пора ли побриться. Содрогнувшись от отвращения, они посмотрели на светящуюся фреску с изображением залежалых продуктов жизнедеятельности.

— Сайт находится на локальном сервере. Верная себе, Риз подождала продолжения, смотря на ИТ огромными невинными глазами.

— На сервере, расположенном у тебя дома,

 — добавили ИТ. Риз ответила не сразу. Вместо этого она как будто скинула с себя воздушную маску феи. Из ее глаз пропала по-детски наивная искра, которая уступила место мудрости Сфинкса. Все ее телесное существо стало источать безмятежную, абсолютную, рассудительную силу. Спокойную, твердую, древнюю уверенность в себе. Голосом, который ни разу не слышал никто из команды Риз, звучным голосом нестареющего пророка, она сказала:

— Ты слышал об Андресе Серрано (Андрес Серрано (род. 1950) — скандально известный американский фотограф и художник. ) ? 

— Не дожидаясь ответа, Риз продолжила: 

— На его самой знаменитой фотографии изображено крошечное распятие, погруженное в стакан его же собственной мочи. Уязвленные, Информационные технологии прервали ее: — Христос в ссанье! Риз объяснила, что миллионы людей забыли о  глубине своей христианской веры. Но, взглянув на эту фотографию, они ринулись вперед. Они принялись поносить такое искусство и  спасать образ своего верования. Распятие, которое они еще недавно почитали, превратилось в обычный предмет, в  предмет-невидимку. В  кусок яркого пластика без какой-либо ценности. И гений фотографа заключался в  том, что он сумел воскресить веру всех этих людей. Его богохульство вернуло священному объекту благоговейную чистоту. Миллионы снова пришли в лоно церкви.

— Распятие распяли, — произнесла актриса, женщина, мудрая жрица.

 — Главную жертву истории принесли в еще большую жертву. Ее глаза, бесстрастные глаза нестареющей пифии, взгляд которых простирался гораздо дальше смертных покровов, наброшенных на горизонт вечности, изучали зловонные кишечные продукты, вываленные перед ними. Она подняла руку. Пальцами коснулась вмонтированного в стол выключателя. Комнату залил яркий свет. Ужас на стене тотчас растворился в  сиянии. В то же мгновение Информационные технологии увидели, как преобразилась стоящая перед ними женщина. Ее глаза засияли. Нос вздернулся. Верная себе, Риз снова заискрилась веселым, заразительным, поистине девичьим задором.

 P.S. Благодарим издательство АСТ за предоставленный фрагмент и иллюстрации. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Плётки и Лев Толстой

It BOOK публикует фрагмент книги Павла Басинского "Лев Толстой — свободный человек". Как всегда неожиданный взгляд биографа-виртуоза на привычного яснополянского старца и, пожалуй, самая провокационная и беспощадная книга, написанная о насилии, розгах и великом русском прозаике.

Роман Полины Жеребцовой «45-я параллель». Фрагмент

Книги молодой девушки из Грозного, которая видела три чеченские войны, переведены на 14 языков мира. В ее текстах-дневниках обычная жизнь с влюбленностями, бытовыми неурядицами и ссорами с родителями соседствует с бомбежками, голодом и разрухой. Новая книга Полины Жеребцовой - страшный, трогательный и попадающий в самое сердце рассказ о том, что жизнь не останавливается, даже когда война нарушает все ее законы.

Русский Монпарнас. На "бесплодной земле" послевоенной Европы.

В издательстве "НЛО" выходит совершенно очаровательная книга Марии Рубинс о роли писателей русского Монпарнаса в формировании стиля литературного модернизма. It BOOK публикует отрывок о надломе исторической эпохи и жанра.

В Советском Союзе не было аддерола. Фрагмент

О дебютном тексте Ольги Брейнингер мы писали еще до того, как он превратился в готовую книгу с крутой обложкой. С радостью представляем вам фрагмент теперь уже изданного и очень мощного романа. Романа не потерянного, но потерявшегося поколения 30-летних.